Марийские священные рощи как объект историко-культурного наследия

людей издавна привлекал этот древний обряд. И в этот раз на молении прибыли не только участники, но исследователи культуры и быта народов России.

Илья Буяновский, путешественник, исследователь культурного наследия России:«Это уже не язычество, это религия, которая выросла в результате многолетней эволюции язычества. Видна уникальность всего происходящего. Такое больше нигде не сохранилось».

Рощи, в которых регулярно проводятся моления, считаются священными. В них нельзя ругаться, употреблять спиртное, ломать деревья. Перед началом моления даже человек должен придти духовно очищенным после специального недельного поста. Старожилы утверждают, что непосвященный это место может не найти. Священные рощи по сути считаются аномальными зонами, и уже давно являются объектом внимания ученых. По исследованиям, в них все системы навигаций либо не работают, либо дают неправильные данные. Они просто не могут показать это место на земле. Как говорят марийские жрецы, эти священные места специально предназначены только для молений.

Все же, несмотря на мистику и загадки вокруг всех священных рощ, именно эти зоны продолжают оставаться посредниками в общении между марийским народом и его богами, и помогают совершать самый важный обряд в жизни марийцев – моления. Уже точно известно, что в октябре в рощах республики пройдет еще три моления. Поэтому для всех марийцев священные рощи – это не только красивые места, где можно и помолиться, и отдохнуть, но и природные языческие храмы, которые нужно почитать и беречь.

2.2 Этнографический очерк о черемисах

В этнографическом очерке о «Черемисах» за 1881 год есть такие строки: «Черемисское племя выросло, воспитывалось среди лесов и теперь еще любит леса, а так как их много вырублено, то черемисы разводят деревья на своем дворе, на улице. Кудрявая береза, калина – любимцы черемиса; его домашняя зелень обнесена крепким плетнем. Перед березой черемис благоговеет исстари: она его освещает, согревает; ее белая кора укрывает крыши его домов, служит домашней посудой, утварью, из ее бересты его деды и прадеды носили высокие шапки в виде бураков»[6]

«Лес - это волшебный мир черемисина, - отмечал исследователь религиозных воззрений мари С. Нурминский. - Около леса вертится все его мировоззрение. Весь сказочный мир черемис вертится около леса и его обитателей, все загадки и поговорки около его же... Лес, по воззрению черемис, населен волшебными существами: в нем расхаживают боги, там же живут злые демоны. Поэтому богослужение, религиозные торжества и жертвоприношения совершаются в лесу».[7]

Такие места богослужений у мари назывались «ото» (кÿсото) - священные рощи. Они были выбраны предками еще в седой древности как счастливые места на земле.

Есть сказания о том, что, переселяясь из одного места в другое, мари двигались вслед за быками. Те места, где быки ложились на отдых и спокойно спали, люди считали пригодными для постройки деревни. Оказывается, именно быки лучше всех домашних животных воспринимают геомагнитную сетку и никогда по своей воле не останавливаются на беспокойном месте, на разломе. Коты, наоборот, лягут спать в самой активной точке. Их время - ночь, им надо слышать каждый шорох, и именно геомагнитная сетка позволяет сделать сон чутким. Предки знали: любимое место кота в доме, во дворе - это самое опасное место для человека.

Фольклорные тексты указывают также на то, что в окрестностях выбранного при помощи быков селения мужан (жрец) несколько дней и ночей обходил все леса. При этом он прислушивался к себе, что он в них чувствует. Там, где ему было лучше всего, он ложился спать. И место, где ему несколько ночей подряд снились определенные сны, выбиралось для будущего святилища. В таких местах строго запрещалось рубить деревья, пасти скот, косить сено, собирать ягоды. Рощи и располагающиеся рядом родники всегда содержали в чистоте. Примечательно также то, что в таких местах отмечены природные аномалии (например, компас не фиксирует части света).

В XVIII-XIX веках русские православные священники очень внимательно следили за отправлением марийских языческих ритуалов. Многие из них подробно описывали свои наблюдения. Так церковный служитель Т. Семенов, например, писал в «Православном благовестнике» в этнографическом очерке «Черемисы»: «...Жертвоприношения бывают общественные и частные. Совершаются они в рощах, которые называются Юмыноты (божья роща) или кус-оты (куш-оты - вышняя роща)... Частные жертвоприношения каждый черемисин начинает совершать с того времени, когда он становится отдельным домохозяином. В это время черемисин непременно должен принести жертву своему Юме (богу) с его штатом.

Общественные жертвоприношения совершаются или одной деревней (общественное) или целым округом деревень (окружное), или так, что можно сказать - целым черемисским миром. В Уржумском уезде в приходе села Сернур есть два мольбища (рощи): Куприан-солинское и Кученерское. На эти мольбища приезжают черемисы из Казанской губернии, Уфимской и Пермской губерний. Нередко здесь число богомольцев превышает 500 человек, а животных разного рода закалывается голов до 300 и более. Такие жертвоприношения совершаются, однако, редко и то по какому-нибудь особому случаю - например, по случаю неурожаев, войны. Жертвоприношения же местные, совершаемые каждой деревней или обществом, бывают один раз, реже два раза в год, причем второе, если бывает, совершается всегда осенью, а первое - всегда летом: в Вятской губернии в июле, около Ильина дня, а в Казанской губернии и у восточных черемис - в конце июня, около Петрова дня.

Перед общественным или окружным жертвоприношением всегда совершается так называемый шурем - обряд изгнания нечистых духов (шайтана). В Царевококшайском уезде Казанской губернии шурем совершается на второй или третий день после жертвоприношения».[8]

Следовательно, жертвоприношения народа мари - это его способ общения с Богом, при котором как ценность освящалось жертвенное животное, а затем уничтожалось как символический дар. В этом случае можно констатировать и огромное уважение к животным, так как древние мари полагали, что животные находятся в более тесном контакте с невидимыми космическими силами, чем человек. Их зачастую более высокие физические и сенсорные способности привели к общему убеждению, что животные обладают некоей магической и духовной силой. Их шкуры, мех, а также перья птиц были символами магического союза, в котором они выступали в качестве покровителей, владельцев этих символов.

Приведенное в цитате А. Олеария выражение «натягивают шкуры на колья» требует уточнения. «На колья» шкуры не «натягиваются», их развешивают на деревья как дар тому миру, в котором живет мари: «Среднему миру посвящают шкуры жертвенных животных развешивают материалы из холста, рубашки, полотенца, свечи, а нижнему миру - серебряные монеты, пиво, закапывают кости жертвенного животного» Однако, «иногда шкура лошади некоторыми черемисами сжигается, другие вешают на дерево (не на шест. -Г.Ш.). Тщательно сжигаются и все кости и остатки от жертвенной трапезы».

Так в описываемый момент в представлениях черемисов о мире и месте в нем человека причудливо переплетаются практический смысл и древние космогонические представления. Спустя два века после описания жертвоприношения мари немецким путешественником Адамом Олеарием, на прагматизм религиозных верований обращает внимание русский священник И. Яблонский: «...Черемисы не имеют никакого понятия о нравственном добре и нравственном зле. Для них существуют только добро физическое и зло также физическое. Что черемисину благоприятствует и приносит пользу физической его природе - это добро; а что вредит и наносит убыток его материальному состоянию - это зло».[9]

Другой немецкий ученый, академик Российской Академии наук Г. Миллер в XVIII веке обратил внимание на то, что «женщины при всей такой службе никакого дела не имеют. Они не ходят никогда в публичные собрания. И в домах не едят жертвенной еды. Должны то делать только одни мужчины, которые и за женские грехи жертву приносят...». Это подтверждают и фольклорные тексты. Они же указывают на то, что уже не застали этнографы XIX века: в стародавние времена в священной роще мари карт произносил молитву под звуки кўсле (кантеле у финнов).

У мари гусли всегда признавались как музыкальный инструмент, на котором непременно должна звучать мелодия для Юмо. В ансамбле гусляров участвовали одни мужчины. Вымывшись в бане, надев чистую одежду белого цвета, они играли торжественные мелодии во время произношения кумалтышмут (молитвенных слов) жрецами. Это был «разговор» с Космосом, Вселенной, во время которого молящиеся словно вживались, встраивались в окружающую природу. Звучал своеобразный отчет о проделанной работе, мольба о мирной жизни, хорошем урожае, семейном благополучии. Священная музыка гусляров придавала словам жрецов особое звучание, поднимала дух собравшихся в священной роще людей, укрепляла их единение и силу. Тут человек забывает о своем горе, недугах, зле. «Ош Поро Кугу Юмо (Белый Добрый Большой Бог), радуй нас: дай нам жизнь, как у птиц вольную, как шелк прочную, как эта роща светлую, как те горы гордую» - сами эти слова звучат как мелодия, гусли придают им божественную силу. Юмо услышал мари, он ему поможет. Так соединяются воедино поэтическая экспрессия с музыкальной, человек духовно выпрямляется, вновь обретает себя для дальнейшего жизненного пути.

Культовая практика мари до сих пор сохраняет существующую веками организационную структуру: айдеме - еш - тукым - ял - тиште - мер - туня - ежедневное общение верующего с Богом: община - регион - округ - мир. Соответственно проводятся и моления: шкевуякумалтыш (ежедневное общение верующего с Богом в семье); ешкумалтыш (семейные моления - раз в год или по случаю особых семейных событий); тукымкумалтыш (моления, которые проводятся членами одного рода (родственниками) во время семейных поминок); ял кумалтыш (сельские моления - раз в год до или после летних полевых работ);тиштекумалтыш (моления в рамках союза религиозных общин «тиште» - проводятся лишь в некоторых местах, многие союзы в настоящее время распались); мер кумалтыш - (мирские моления, проводятся силами нескольких «тиште» или районов); тунякумалтыш («всемирные» моления, в настоящее время проводятся почти ежегодно).

Священные рощи, где и сейчас проводят организованные культовые ритуалы приверженцы «марийской веры», называются «юмыното», «мер ото» (общественные), «насыл ото» или «тукым ото» (родовые). Такая система долгое историческое время служила мари целям консолидации народа и компенсировала отсутствие национальной государственности.

Особый интерес в данной проблеме занимают архитектурно-композиционные особенности культовых мест. В традиционной культуре лесных и равнинных народов отмечен комплексный подход в организации окружающей среды, ландшафта по следующей схеме: река - овраг - деревня - священное место моления - кладбище. Не является исключением освоение окружающей среды и у мари. Организация же непосредственно сельской усадьбы у него выглядела так: порт (дом) - кудывече (двор) -кудо (очаг) - клат (амбар) - монча (баня) - пакча (огород) -агун (овин) - идым (гумно). Кудо у мари как куа или куала у удмуртов, kodu у западных финнов имело важное обрядовое значение. Кудо - это духовный центр семьи, хранилище ритуальных предметов. Оно является пространством, где обитает кудоводыж - семейное божество-покровитель. В самом начале строительства, когда ложилось первое бревно в основание постройки, марийцы просили кудоводыж о даровании благополучия, а при жертвоприношении духу дома молились о защите его жителей от злых сил. Кудо у мари - это небольшое четырехстенное бревенчатое строение из тонких бревен. Здесь нет ни пола, ни потолка, ни окон. Свет проникает через отверстие в крыше. В центре кудо располагался открытый очаг, над которым висел котел, где варилась ритуальная пища. При строительстве такого храма марийцы обходились без гвоздей, умели без труда заменять подгнившие детали.

Итак, почитание родового божества и связанный с ним культ кудо как священного (сакрального) пространства у мари своими корнями уходит в уральскую (финно-угорскую) древность.

Традиционная культура мари открывает в ритуале молений в священных рощах, ритуале праздников основу всей человеческой деятельности, рецепт правильного поведения на все случаи жизни. Ритуал является всеобщей мерой гармонии в отношении человека к самому себе, отношениях между людьми, включая соседей. Так, мариец, обращаясь к своим богам, просил у них благополучия и мирной жизни не только себе и сородичам, а еще и своим соседям, другим народам (татарам, русским и т.д.).

Следует отметить, что в настоящее время священные рощи в Марий Эл отнесены к памятникам, представляющим «историко-культурное и природное наследие народов» на данной территории. В республике выявлено около 400 языческих рощ. Постановлением Правительства Марий Эл от 24.09.1993 г. «О мерах по дальнейшему обеспечению сохранности археологических и культовых мест на территории Республики Марий Эл» 327 священных рощ (кўсото) взяты под государственную охрану как памятники республиканского значения.

Большой популярностью у жителей Моркинского района Марий Эл пользуется священная роща около горы Кукшукурык (Высокая Гора). Чтобы подняться к месту моления, деревенские мастера соорудили большую лестницу. Священная роща на склоне Кукшукурык в основном состоит из липы, имеются и березы. У подножия горы бьет шийпамаш - серебряный ключ. Каждый, кто приходит сюда, умывается этой святой водой, заполняет ею специально предназначенный для этого сосуд.

Сегодня на мольбище ходят в основном женщины с какой либо конкретной просьбой. Считается, например, что для исцеления больного человека от какой-либо болезни необходимо повесить на специально сооруженную перекладину что-либо из его одежды, поставить свечку и обратиться к божеству, принося определенную жертву: утку или гуся, каравай хлеба. Одинокие девушки, парни, вдовы в поисках пары молятся у двух берез, растущих рядом.

В священной роще проходят также общественные, бытовые моления пред началом и по окончании сева, уборки урожая, а также перед свадьбой, проводами ребят в армию и т.д. Именно это священное место на Кукшукурык пожелал увидеть экс-президент Венгрии АрпадГёнц в июне 1993 года. Участники этого культового действа, среди которых была и автор этих строк, видели тогда, как он спустился по крутой лестнице к роднику и умылся священной ключевой водой, подчеркнув при этом, что он теперь будет долго здравствовать. О своих неизгладимых впечатлениях, вынесенных из поездки в Республику Марий Эл, о красоте марийской природы, душевном богатстве народа мари предыдущий президент Венгерской Республики тепло говорил на II Всемирном конгрессе финно-угорских народов в августе 1996 года в г. Будапеште.

Таким образом, кўсото для ошмарий-чимарий служили не только местом отправления языческого обряда, не только так называемым «субститутом храма» (лат. substitutio - подстановка, замена). Они одновременно являлись местом отдыха, разрядки, общения людей. Существенным моментом при этом является участие в обрядах только мужчин. Человек на время освобождался от многочисленных социальных табу, связанных с общением между полами. В священной роще происходила кооптация новых членов в конфессиональную общину, объединяющую, как правило, все взрослое население семьи, деревни, региона, округа, мира. Здесь же демонстрировались сплоченность общины и одновременно противопоставленность ее остальному миру. Идеологически это связывалось с представлениями об общем предке и регулярно манифестировалось в совместных ритуальных действиях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Не всем известно, что священные рощи язычников-мари - это не только места былых и нынешних молений, но еще и ландшафтные памятники, находящиеся под защитой государства. И памятников этих, по последним данным, в республике 328.

Любопытно проследить их географию. Например, в таком большом и богатом лесами районе, как Килемарский, имеется всего одна священная роща. Совсем нет их в Горномарийском и Юринском районах. Зато очень много в Новоторъяльском - 73. Далее следуют Сернурский район (67), Моркинский (53) и Волжский (41).

- Все объясняется просто, - говорит заведующая отделом этнографии Национального музея им.Т.Евсеева Надежда Большова. - Чем больше в районе марийского населения, тем больше священных рощ. Нынешний список составлен в основном со слов старожилов. Когда-то моления в рощах велись очень широко, но атеистическая политика советского государства сделала свое дело: сначала начались гонения на православие, затем у властей дошли руки и до язычества. И все же единичные моления фиксировались вплоть до конца сороковых годов прошлого века. А с объявлением перестройки священные рощи вновь стали оживать, началось возрождение традиционной религии мари.

Сейчас, напомним, государство не только не ставит священные рощи “вне закона”, а всячески их охраняет. Власть следит, чтобы эти территории не отводились под сельхозугодья, чтобы здесь не велись вырубки и не загрязнялись родники.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари. - Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2003./ традиционное мировоззрение

2. Марийские культовые памятники Республики Марий Эл, Попов Н. С., Министерство культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл, Йошкар-Ола, 1994.

3. Котельничский календарь-альманах 1912

4. Православный вестник 1862

5. Современный листок политических, общественных и литературных известий 1865


[1] Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари. - Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2003./ традиционное мировоззрение

[2] Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари. - Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2003./ традиционное мировоззрение

[3] Марийские культовые памятники Республики Марий Эл, Попов Н. С., Министерство культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл, Йошкар-Ола, 1994.

[4] Приложение (Рис. 1.)

[5] Шкалина Г.Е. Традиционная культура народа мари. - Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2003./ традиционное мировоззрение

[6] Котельничский календарь-альманах 1912

[7] Православный вестник 1862

[8] Православный вестник 1862

[9] Современный листок политических, общественных и литературных известий 1865

Страницы: 1 2