Значение римского права

Еще в 1835 году Эдуард Гиббон в своем Историческом обоз­рении римского права писал, что он с недоверчивостью принима­ется за изображение предмета, глубоко изученного многими уче­ными, юрисконсультами и наполнившего собой обширные книгохра­нилища. (1) Но несмотря на широкомасштабность многовекового процесса изучение наследия Древнего Рима, предмет римского права остается актуальным и по сей день.

Значение римского права проявилось и проявляется до сих пор в самом явлении его рецепции во всем мире. По меткому вы­ражению Э.Гиббона, законам Римской империи доныне повинуются многие народы, никогда не зависевшие от нее. (2)

Чем же можно объяснить столь пристальное внимание челове­чества к правовой системе, созданной древними римлянами? Раз­ные исследователи по-разному отвечают на данный вопрос...

Некоторый авторы указывают на то, что римское право скла­дывалось в обстановке острой социальной борьбы, в которой при­ходилась от многого отказываться, сохраняя самое лучшее. Это, по их мнению, сформировало такие его черты, как строгость, жесткость правовой регламентации, рационализм и житейская муд­рость. (3) Подобные качества предопределили становление стро­гой юридической системы, связанной широкими принципами, объ­единяющими правовые нормы. (4) Высказывается позиция, что рим­лянам с самого начала удалось выделить субстанцию права из сферы чувств, и, подчинив ее расчету, создать из права неза­висимый от изменчивых субъективно-нравственных взглядов внеш­ний организм. (5)

Действительно, римские граждане славились своим законопо­читанием. Но элемент субъективизма, если не индивидуального, то социально-группового, присутствует в любой системе права и особенно в праве рабовладельческого и милитаристски агрессив­ного государства. Поэтому, видимо, правильнее будет избегать излишней идеализации римского права и обосновывать его значе­ние, исследуя отдельные особенности, которые действительно бы­ли вызваны к жизни реальными объективными условиями.

К таким особенностям справедливо относят то, что римское право было приспособлено к мировому обороту, так как Рим ак­тивно поддерживал торгово-экономические и политические отноше­ния с соседними странами. Это способствовало разработке абстрактных фундаментальных юридических конструкций в сфере частного права. Таким образом, римское право прошло строгую техническую школу. (6)

С этим свойством тесно связан принцип консерватизма. Уче­ные видят положительное влияние консерватизма в том, что он придавал праву ста-

1. Гиббон Э. Историческое обозрение римского права., с. 2

2. Там же., с. 3

3. Иеринг Р. Дух римского права.,

4. Хвостов В.М. История римского права., с. 426

5. Дювернуа Н. Значение римского права для русских юристов., с.16

6. Хвостов В.М., там же, с. 427

бильность и постоянство. Новые идеи медленно, но прочно завое­вывали себе почву. (1) Консерватизм во многом обусловил много­вековую крепость институтов и принципов римского права.

Важным достоинством рассматриваемой системы права явля­ется ее дуализм, то есть одновременное существование сугубо национального ius civile и интернационального ius gentium. Именно в праве народов римское право соприкасалось с правовыми достижениями других государств. Таким способом происходило постепенное формирование тех существенных и общих элементов, которые составляют основу всякого права. К тому же в римском праве такие элементы были развиты и доведены до абстракции, как нигде, что дало возможность их повсеместного применения в современном мире с учетом национального своеобразия отдельных стран.

Поэтому многие авторы сходятся на том, что универсаль­ность и мировое господство римского права кроются в преодоле­нии национальной замкнутости. (2) Единая централизованная система римского права с развитым индивидуалистическим подхо­дом, не знавшая партикуляризма, корпоративных, имущественных и других ограничений, значительно превосходила средневековое право; и поэтому была в значительной степени воспринята стра­нами Западной Европы.

Особенно решительно процесс восприятия римского права происходил в Германии, которая страдала хронической раздроб­ленностью (3) и видела в едином праве средство ускорения поли­тической централизации.

В Англии влияние римского права было незначительным. Оно проявлялось только в каноническом и в меньшей степени в торго­во-городском праве. Поэтому можно говорить о самобытном харак­тере и национальной специфике английского общего права, составляющего одну из ведущих мировых систем.

В России воздействие римского права на законодательство не было исторически интенсивным. Оно было, пожалуй, даже сла­бее, чем в Англии. Но тем не менее, русские романисты выделяют два этапа проникновения римского права в Россию.

Сначала оно проникало через церковные суды, которые руко­водствовались Римско-Византийскими кодексами, а значительно позже, после ПетраI, Римское право начало проникать в Россию с Запада. (4)

Однако уже во второй четверти XIX века вопрос о не­посредственной рецепции встает и в России. Сперанский всячески отрицал ее возможность и необходимость, делая упор на самобыт­ность российского права, но более поздние юристы утверждали, что пути создания русского гражданского права не способны при­вести к цели. Поэтому русское право не может потерять, а может только выиграть от соприкосновения с римским. (5)

1. Муромцев С. Гражданское право Древнего Рима., с. 144

2. Дювернуа Н., там же, с. 18; Хвостов В.М., там же, с. 425

3. История государства и права зарубежных стран., с. 193

4. Хвостов В.М., там же, с. 436

5. Дювернуа Н., там же, с.21-22

С 70-х годов XIX века в России началось введение класси­ческой юридической школы в учебных заведениях, которая подра­зумевала преподавание не только духа, но и самой материи римского права.

Многие ученые сходятся на том, что юридическое мышление, необходимое для решения разнообразных и сложных задач, которые ставит законодательная и судебная практика, не может быть вы­работано без изучения римского права.

Таким образом, с последней трети XIX века начинает скла­дываться русская юридическая школа. Ее представители так опре­деляют значение римского права для русских юристов: "Российская юридическая наука целиком пересажена к нам с Запа­да, и поэтому в той же мере обязана своим методом и выводами римским юристам, в какой и наука западно-европейская". (1) Глубокая связь с римским правом в российской науке поддержива­ется и до сих пор. Так, в данное время происходит разработка рецепции института emancipatio в российском гражданском праве.

Менее решительно, чем в Германии, но интенсивнее, чем в Англии, рецепция протекала во Франции, где в силу романских корней французов римское право не переставало влиять на тузем­ное. На юге Франции, в "стране писанного права", основным источником права являлось римское. (2) Принятый при Наполеоне I Code Civil "сплошь пропитан идеями римского права, в особен­ности в отделе обязательственного права". (3)

Последнее обстоятельство подтверждает то, что рецепция коснулась в основном норм римского частного права, так как эта область была разработана древними лучше других. А одной из важнейших конструкций римского частного права является инсти­тут договорного права.

В договорном праве ярко отразились основные особенности и преимущества римского права, о которых частично уже было ска­зано выше. Но поскольку рамки настоящей работы не позволяют охватить все многообразие договорных отношений в Древнем Риме, то представляется целесообразным исследовать лишь наиболее ха­рактерные и интересные проблемы в сфере основных положений до­говорного права римлян.

I. Договор в системе римского права

Римские юристы выделяли две крупнейшие области римского права: публичное (ius publicum) и частное (ius privatum) право. За

основу деления был взят характер защищаемых интересов. Класси­ческий юрист Ульпиан указывал на то, что публичное право ог­раждает интересы государства. (4) В связи с тем, что госу­дарство является носителем суверенной власти (5), можно гово­рить о неравенстве субъектов публичных правоотношений,

1. Хвостов В.М., там же, с. 437

2. ИГПЗ., с. 229

3. Хвостов В.М., там же, с. 436

4. Д., [Д 1.1.2]

5. Бартошек М. Римское право: понятия,определения,термины., с.166 а, следовательно, и об императивном характере регулирования.

Публичному праву противостоит частное. К области ius privatum при-

надлежат нормы, ограждающие имущественные интересы отдельных лиц. В частном праве преобладает диспозитивный метод регулиро­вания. Субъекты частных правоотношений равны как в своем праве вступать в эти отношения, так и в своем праве самим определять их. Развитие римского частного права не было однородным, а происходило одновременно по нескольким направлениям. Поэтому по термином "ius privatum" обыкновенно подразумевается сово­купность трех параллельных систем: цивильного права (ius civile), права народов (ius gentum) и права преторского (ius praetorium). (1)

Основанное римлянами деление права на частное и публичное было усвоено многими современными правовыми системами, напри­мер, во Франции. Однако содержание этого разграничения теперь несколько изменилось. Так из сферы регулирования частного пра­ва были изъяты уголовно-правовые отношения.

Римское частное право делилось на несколько основных институтов: семейное право, наследственное право, вещное право и обяза-

тельственное право.

Общее различие вещных и обязательственных прав обычно проводят по объекту права: если объектом является вещь, то право считается вещным; если объектом права служит действие другого лица, связанное с возможностью субъекта права требо­вать совершения данного действия (или воздержания от него), то тогда налицо обязательственное право. (2) Однако некоторые ученые считали, что объектом обязательства является свободное лицо, равноправное в гражданском отношении с самим субъектом (3), а уже субъект (веритель) имеет юридическую власть потре­бовать от объекта совершения каких-либо заранее определенных действий. Правильность этого утверждения весьма сомнительна, так как кредитор заинтересован не в подчинении самой личности должника, а в исполнении им своей обязанности. (4). Кроме то­го, воздействие верителя на должника в случае неисполнения обязательства в классическом праве ограничено, так как его можно принудить лишь к возмещению ущерба, а не к исполнению должного действия. (5) Да и с точки зрения методической це­лесообразности немыслимо, чтобы субъект обязательственных от­ношений мог быть одновременно их объектом: подобная интерпре­тация разрушает саму юридическую конструкцию обязательства.

В связи с этим В.М.Хвостов специально подчеркивает, что объектом обязательственного права является не вещь, не другое лицо, а определен-

1. Новицкий И.Б. Римское право., с.7; ИГПЗ., там же, с. 114

2. Новицкий И.Б., там же, с. 74; Боголепов Н. Учебник истории римского права., с. 169

3. Муромцев С., там же, с. 91

4. Бартошек М., там же, с. 229

5. Новицкий И.Б., там же, с. 74

ное действие другого лица. (1) Из отличия по объекту права вы­текает и отличие в защите. Если вещ-

ное право пользуется абсолютной защитой, то есть никто и каж­дый не должен нарушать вещного права (иначе против нарушителя выдается вещный иск: actio in rem), то защита обязательствен­ного права имеет относительный характер, так как кредитор мо­жет обращаться с иском только к своему должнику (actio in personam). В этой связи важен такой признак обязательства, как его имущественная ценность.

Защита обязательства как правовой связи считается сущест­венным элементом. Поэтому иногда говорят, что при отсутствии исковой защиты нет обязательства. (2)

Обязательство основывается на доверии, имеет кре­дитную природу, так как представляет собой отношение, рассчи­танное на будущее время. Поэтому объект обязательства является мыслимым (3), то есть условленное действие должно быть совер­шено в будущем.

Обязательство включает право кредитора требовать и соот­ветствующую этому праву обязанность должника исполнить требо­вание.

В свою очередь обязательства делятся на несколько видов в зависимости от источника их возникновения, то есть события, способного создать обязательственные отношения. (4) Обычно пользуются классификацией, предложенной классическим юристом Гаем, которая получила прямое законодательное закрепление в Уложении Юстиниана. Гай указывает на высшее деление обяза­тельств (summa divisio) и сводит эти обязательства к двум ви­дам: возникающие из договоров и возникающие из деликтов.Это деление не охватывало всего разнообразия обязательственных от­ношений. Встречались случаи, когда не было ни договора, ни правонарушения, а обязательство все-таки возникало. Поэтому Гай упоминает и обязательства "из различных видов оснований", которые конкретизируются в Дигестах (5) как обязательства как бы из деликтов и как бы из договоров. Таким образом, в римском праве периода Юстиниана была признана четырехчленная классифи­кация обязательств: 1. деликтные, 2. договорные, 3. как бы де­ликтные, 4. как бы договорные.

Многие исследователи указывают на то, что четырехчленное деление обязательств содержит два неясных термина: quasi ex delicto и quasi ex contractu. (6) Из этих понятий явствует лишь то, что речь идет о сходстве ответственности (7), то есть должник по quasi ex delicto дол-

1. Хвостов В.М., там же, с. 90

2. Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права., с. 91

3. Хвостов В.М., там же, с. 90

4. Боголепов Н., там же, с. 170

5. Д., [44 7,5]

6. Новицкий И.Б., там же, с 119

7. Барон Ю. Система римского гражданского права., Обяза­тельственное право., с. 13 жен обсуждаться как должник по де­ликту (то же самое с quasi ex contractu). Однако некоторые ученые считают, что по сравнению с весьма общей формулировкой "из различных оснований", рубрики "как бы из договоров" и "как бы из деликтов" являются вполне определенными. (1)

В этой связи одни авторы предлагают заменить классифика­цию Гая новой, если не принципиально, то терминологически (2), другие склонны придерживаться старой, хотя бы ради истори­ческой последовательности. (3) Но все без исключения романисты сходятся на том, что из всех понятий, которые римское право использует для классификации оснований возникновения обяза­тельств, безусловно пригодны "контракт"и "деликт". Причем до­говор считается наиболее распространенным источником обяза­тельства в Древнем Риме. Это обстоятельство позволяет говорить о целом правовом массиве, который именуется договорным правом.

Понятие договора, как правило, определяется как дозволен­ное римским правом соглашение воль двух или нескольких лиц, направленное на установление обязательства. В связи с тем, что не все договоры пользовались в Риме исковой защитой (например, пакты), группа авторов предлагает ввести понятие обязательст­венного договора (4), то есть договора, целью и результатом которого является порождение обязательства. Термин "обяза­тельственный договор" не тождественен древнему слову контракт (дозволенная сделка, признанная цивильным правом), так как в классический период он мог включать в себя и некоторые защи­щенные исками пакты. (5) Этот термин не соответствует и совре­менному абстрактному пониманию договора (контракта) как любого признанного законом соглашения, основывающего, регламентирую­щего или отменяющего правовые имущественные отношения. (6)

Однако поскольку в данной работе виды договоров и их осо­бенности будут обсуждаться отдельно, то представляется це­лесообразным под словом договор понимать двустороннюю право­мерную сделку, воля сторон в которой направлена на установле­ние обязательства.

Итак, наиболее важным источником обязательств в Риме был договор. (7) Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных аспектов договорных от­ношений простых товаровладельцев. Однако такого развитого состояния договорное право достигло только в результате долгой эволюции хозяйственной и общественной жизни.

1. Иоффе О.С., Мусин В.А., там же, с.92

2. Гиббон Э., там же, с. 96; Хвостов В.М., там же, с. 116; Барон Ю., там же, с.14

3. Иоффе О.С., Мусин В.А., там же, с. 156; Новицкий И.Б., там же, с. 243-245; РЧП., с. 269

4. Барон Ю., там же, с. 18; Боголепов Н., там же, с. 184; Хвостов В.П., там же, с. 117

5. Дернбург Г., Пандекты., с. 22

6. Бартошек М., там же, с. 90; Халфина Р.О., там же, с. 49

7. РЧП., с. 331

Поэтому можно утверждать, что развитость договоров зависит от развития экономики; договоры являются своеобразным средством закрепления экономических достижений и потребностей. Таким об­разом, договорное право выполняло служебную роль. (1) Договоры иногда даже мешали прогрессированию торгового оборота, стано­вясь предметом консерватизма, что в конечном счете приводило к изменениям в договорном праве. Непосредственное, приоритетное и определяющее влияние изменений в хозяйственной жизни на до­говорное права проявляется, во-первых, в процессе постепенного отказа от древнего формализма и придания юридической силы не­формальным договорам. Во-вторых, изменилась и процедура толко­вания договоров. Если в древнем праве господствовали сделки строгого права (stricti iuris), при интерпретации которых судья учитывал не действительное намерение сторон, а букваль­ное волеизъявление, то по мере совершенствования экономики на форму стали смотреть как на средство выражения мысли. Поэтому при договорных спорах сделки истолковывались "по доброй со­вести", то есть с учетом реальной воли сторон. Такие сделки стали называться negotia bonae fidei. Все новые неформальные договоры были сделками bonae fidei.

В-третьих, если древние формальные договоры строгого пра­ва были односторонними (то есть договор управомочивает одного и обязывает другого контрагента, вследствие чего первый высту­пает только в качестве кредитора, а второй - лишь в качестве должника), то все новые неформальные договоры (за исключением займа (2)) являлись двусторонними или синналагматическими (то есть каждый участник, приобретая как права, так и обязанности, выступал одновременно должником и кредитором).

В рамках двусторонних договоров выделяют совершенную и несовершенную синналагму (3). Совершенная синналагма характер­на для договоров, приобретающих двустороннее действие уже с момента их заключения. Это объясняется тем, что устанавлива­ется обмен взаимных обязанностей, одинаково ценных для сделки (4) (например, договор купли-продажи, найма, товарищества).

Несовершенная же синналагма свойственна договорам, сперва проявляющимся лишь в одностороннем действии, а затем приобре­тающим взаимную направленность. В данных договорах существует главная для осуществления цели сделки обязанность и побочная, имеющая второстепенное значение (например, договор поклажи, поручения). Для осуществления преследования главной обязан­ности (5) дается actio directa, а для побочной - actio contraria.

Двусторонние договоры, опосредующие встречные действия своих контрагентов, пригодны в большей степени к обслуживанию товарно-денежного оборота, чем договоры односторонние, в про­цессе исполнения кото-

1. Новицкий И.Б., там же, с. 125

2. Хвостов В.М., там же, с.

3. Иоффе О.С., Мусин В.А., там же, с. 93

4. Дернбург Г., там же, с. 65

5. Барон Ю., там же, с. 30

рых не бывает встречности совершаемых действий. (1) Поэтому

формирование синналагматических договоров относится к более

позднему времени, когда серьезные сдвиги, произошедшие в эко­номике Рима, вывели ее из натурально-патриархального состоя­ния, а на смену единичным товарным сделкам пришло массовое их распространение.

II. Формализм и абстрактность древних договоров

Формализм олицетворяет целую эпоху в развитии договорного

Страницы: 1 2 3 4