Судебная реформа в России 1864г.

РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С.А ЕСЕНИНА

ФАКУЛЬТЕТ ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ПОЛИТОЛОГИИ

_____________________________________________________

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ)

РАБОТА СТУДЕНТА 5 КУРСА

ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

ИВАНОВ ИВАН ИВАНОВИЧА

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА В РОССИИ В 1864г.

Научный руководитель

Кандидат юридических наук

Доцент.

Допустить к защите

Заведующий кафедрой ________________________

Рязань 2003

Содержание

Введение.

Глава I. Подготовка судебной реформы

1.1 Кризис дореформенного суда в России

1.2 Реформа полиции, как первый шаг судебной реформы

1.3 Подготовка проекта. «Основных положений преобразования судебной части в России»

Глава II. Реализация реформы.

2.1 Итоги работы комиссии под руководством С.И. Зарудного

2.2 Порядок введения в действие законопроектов по судебной реформе .

2.3 Судебная контрреформа в России .

Глава III. Современная судебная реформа в России – прямая наследница 1864 года

Заключение.

Приложение.

Список использованной литературы.

Введение.

Судебная реформа, как и все реформы 60-70х годов XIX века была следствием определенного кризиса российского общества, в том числе и так называемого кризиса верхов, под которым понимают обычно осознание господствующим классом, правящей верхушкой необходимости тех или иных изменений. Надо сказать, что судебной реформы желали, кажется больше чем крестьянской. Если большинство помещиков вопреки здравому смыслу не хотела освобождения крестьян, то в реформе суда были заинтересованы все, кроме разве что, фондовых судейских чиновников, имевших недурной доход от правосудия и не желавших приспосабливаться к новым порядкам. И, разумеется, сторонником реформы судебной, как и реформы крестьянской, выступал в первую очередь сам император Александр II, а так же его брат Константин Николаевич который придерживался даже более радикальных взглядов.

Дореформенный суд основывался на законодательстве Петра I и Екатерины II, в отдельных случаях использовались даже нормы Соборного уложения 1649 года. При систематизации русского права М.М. Спиранский, это законодательство вошло в книгу вторую тома XV свода законов.

Как писал А.Ф. Кони, получилось «бессвязное собрание самых разновременных постановлений, механически сливших воедино Уложения царя Алексея Михайловича, указы Петра и, как выразился в 1835 году Государственный сове, «виды правительства», обнародованные в 1784, 1799, 1823 годах. [1]

При множественности судебных органов, с запутанностью процессуальных требований, низкой грамотности судей, при повальном взяточничестве необходимость судебной реформы осознавали обсалютно все слои общества. Неслучайно разработчики проектов судебной реформы в качестве основополагающего довода убрали для себя фразу – «Правда и милость да царствует в судах».

В дореволюционной литературе судебная реформа была предметом широкого изучения, преимущественно с апологетических позиций. Не обошли ее и советские авторы. Широко известны, в частности, труды Б.В. Виленского, прежде всего его книга «Судебная реформа и контрреформа в России». [2] Подготовке судебной реформы посвящено исследование В.А. Шуваловой. В наши дни упорно разрабатывает проблему М.Г. Коротких. [3] Известны и работы М.В. Немытиной «О судебной контрреформе в России» и «Применение судебных уставов 1864 года». [4] Некоторые авторы занимаются отдельными аспектами темы. Так Т.Ц. Воробейкова и А.Б. Дубровина опубликовали исследования «Преобразование административно – полицейского аппарата суда и тюремной системы в России во второй половине XIX.

История царской прокуратуры занимается С.М. Казанцев. [5] Проблема адвокатуры интересует Н.В. Черкасову, ее историю разрабатывает Е.А. Скрипелев. [6] на связь судебной и других буржуазных реформ с крестьянской реформой уже в период ее подготовки обратила внимания Л.Г. Захарова в работе «Крестьянство в России в буржуазных реформах 60х годов 19 века. [7]

Характерной чертой большинства работ советских исследователей о судебной реформы долгое время было стремление показать ее негативные стороны. Отсюда делается крен в сторону внимания к контр реформам. И только в последнее время исследователи серьезно обратились к прогрессивным сторонам судебных уставов.

Актуальность данной темы в наши дни заключается в том, что последнее десятилетие, как и почти 140 лет назад Россия находится в переходном периоде. В России строится правовое демократическое государство, а подобное строительство не возможно без изменения законодательной базы и в первую очередь судебной системы.

В 1991 году в России была утверждена концепция судебной реформы, которая продолжается и по сей день. Причем необходимо отметить, что разработчики Концепции в основу своих идей положили преобразования, порожденные именно судебной реформы 1864 года. Именно эти преобразования позволили российскому судоустройству и судопроизводству стать одним из лучших образцов в Европе.

В рамках данной работы перед нами стоят скромные задачи приоткрыть завесу при создании проектов судебной реформы 1864 года, проследить механизм проведения в жизнь новых преобразований в судебной системе и попытаться провести параллель между великой реформой 1864 года и современной реформой Российского суда.

Глава I. Подготовка судебной реформы

1.1. Кризис дореформенного суда в России.

Различные рычаги государственной машины самодержавия стали явственно обнаруживать свою негодность к середине XIX века, но, пожалуй, не один из органов государственного аппарата не находился в столь скверном состоянии как судебные органы.

Для дореформенного суда характерно множественность судебных органов, сложность и запутанность процессуальных требований, невозможность порой определить круг дел, который должен подлежать рассмотрению того или иного судебного органа. Дела бесконечно перекочевывали из одного суда в другой, зачастую возвращаясь в первую инстанцию, откуда вновь начинали долгий путь вверх, на что нередко уходили десятилетия.

Еще один порог дореформенного суда – взяточничество. Это типична для всех звеньев государственного аппарата явление здесь приобрело особый размах, что вынуждены, были признать даже самые яркие защитники самодержавно – крепостнических порядков. Большинство судебных чиновников рассматривали должность как средство наживы и самым бесцеремонным образом требовали взятки со всех обращавшихся в суд. Попытки правительства бороться со взяточничеством не давали никаких результатов.

Низкая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической, обусловила фактическое сосредоточение всего дела правосудия в руках канцелярских чиновников и секретарей.

В дореформенном суде господствовала инвестиционная розыскная система судопроизводства. Процесс проходил в глубокой тайне. Суд решал дело не на основе живого, непосредственного восприятия доказательств личного ознакомления со всеми материалами дела, непосредственного устного допроса обвиняемого – подсудимого, свидетелей, а опираясь на письменные материалы, полученные во время следствия. Да и доказательства оценивались по формальной системе. Их сила определялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть признано доказательством. Закон же устанавливал и степень их достоверности допускаемых доказательств, деля их на несовершенные и совершенные, то есть такие, которые давали основания для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Но и среди них выделялась признание, «лучшее свидетельство всего света».[1] Для получения его широко применялась пытка, формально запрещенная в 1801 году, но на практике просуществовавшая, на протяжении всей первой половины XIX века.

Хотя судебная реформа, казалось бы, затрагивала лишь специфическую часть государственного механизма и всей политической системы, было очевидно, что ее нельзя провести изолированно без решения коренных вопросов общественной жизни, в первую очередь крестьянскую. Именно по этому остались без последствий все начинания, проводимые при Николае I, и именно по этому с восшествием на престол его сына, когда возникли идеи крестьянской реформы, развернулись практические работы и по реформе судебной. Если судебную реформу невозможно было провести без раскрепощения крестьян, то и раскрепощение требовало, даже, по мнению самих помещиков, преобразование судебной системы хотя бы уже по тому, что освобожденные крестьян выходили из под юрисдикции их бывших владельцев. И, разумеется, сторонником судебной реформы, как и реформы крестьянской, выступал в первую очередь сам император Александр II, а так же его брат Константин Николаевич, который придерживался даже более радикальных взглядов.

История подготовки судебной реформы уходит своими корнями в первую половину XIX века. В 1803 году М.М Сперанский предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во «Введение к уложению государственных законов» 1809 года.[2]

В 1814 году записки переставленные графом В.П. Кочубеем на имя Александра I, ставился вопрос об отделении судебной власти от полицейской учреждением в уездах «мирных» судей, которые разбирали бы споры и тяжбы, руководствуясь в основном совестью и здравым смыслом.[3]

В 1821 и 1826 году он возвращался к проектам судебных преобразований, которые поддержал М.М. Сперанский. В1836 году II отделение императорской канцелярии и Министерство юстиции разработали новые проекты законов о судоустройстве и судопроизводстве, основанные на принципах, предложенных еще в 1827 году статс- секретарем Багульянским М.А, но они не были утверждены. В 1837 году II отделение и Министерство юстиции представили проект улучшения следственной части, этому же был посвящен доклад Д.Н. Блудова, составленный еще в 1844 году. Все эти документы в случае их принятия могли бы существенно увеличить и улучшить судебную систему России, но поскольку они пусть и весьма робко проводили буржуазные принципы, правительство их отвергло.[4]

Отправным моментом для подготовки судебной реформы М.Г. Коротких считает 15 ноября 1857 года – день, когда в Государственный совет был внесен проект реорганизации гражданского судопроизводство.[5] Думается, что этот отправной момент можно перенести на более раннее время, по крайней мере, на полгода. Еще летом 1857 года император повелел представить в Государственный совет проект Устава гражданского судопроизводства, родившийся в недрах II отделения. К проекту была приложена записка начальника II отделения графа Д.Н Блудова, дотированная 8 июня. Проект исходил из введения принципа состязательности процесса, предлагалось сократить количество судебных инстанций и обратить внимание на существенное совершенствование кадров судебных органов.[6]

1.2 Реформа полиции, как первый шаг судебной реформы

Два фактора определили незамедлительное создание, прежде всего судебного органа для разрешения маловажных дел. 1. Реформа полиции, при которой судебные функции по разрешению маловажных дел изымались из ее компетенции. 2. Необходимость разрешения конфликтов между помещиками и освободившимися крестьянами. Отечественная законодательная практика не имела опыта в подготовке проектов судоустройства такого рода.

В мае 1858 года, «чтобы ближе изучить порядок судопроизводства в иностранных государствах, особенно тех, где введено словесное производство суда, и узнать на месте практическое применение оного, командировали за границу статс-секретаря Государственного совета С.И. Зарудного.[7] Он являлся делопроизводителем при рассмотрении в государственном совете проекта гражданского судопроизводства, докладчиком проекта особого сокращенного судопроизводства.

В результате двухмесячного пребывания за границей С.И. Зарудный познакомился с судопроизводством и судоустройством Франции, Швейцарии, Италии и других государств Европы. В письмах к И.С Аксакову от 27 сентября и 17 октября 1858 года он писал: «разговаривал во время своей поездки с юристами-теоретиками и практиками о гражданском судопроизводстве и принял к сведению, что в Европе лишь теперь два устава гражданского судопроизводства, которые признаны за лучшие, а именно: «Устав Сардинского Судопроизводства (1854), принадлежащий Французской системы, Устав Венгерского судопроизводства (1852), принадлежащий к немецкой системе.» Последний представлял особый интерес, поскольку предназначался для Словении, Сербии и вообще славянских провинций. С.И. Зарудный перевел кодексы, а так же «Мотивы докладчиков палаты депутатов и сената» к Сардинскому уставу.[8]

В октябре 1858 года комиссия, созданная для реформы полиции, подала АлександруII «Соображения» и «Всеподданнейшую записку». В них предлагалось отделить исполнительную власть от судебно-следственной. Однако, дарование гражданских прав значительной массе народа, с одной стороны, разовьет отклонения юридические между помещиками и крестьянами с другой стороны по естественному порядку вещей, породит множество тех столкновений и нарушений, которые можно будет устранить только судом. Существующие уездные суды не в состоянии справится с этой задачей, необходимо создать специальный орган – мировой суд, регулирующий споры между крестьянами, выходящими из крепостной зависимости и помещиками, а так же рассматривающий не значительные дела, возникающие между крестьянами.

«Мысль о соединение в одном учреждении - говорилось в записке «О слиянии мировых крестьянских учреждений с мировыми судебными установлениями» - мирового разбора крестьянских дел вообще с судебно-полицейским разбирательством маловажных дел была выражена в ноябре 1858 года комиссией, реорганизующей полицию». Впервые заявлялось о мировой юстиции, широко распространенной в странах Западной Европы. Более того, мировой суд рассматривался как перспективный орган судебной власти, разрешавший маловажные споры вообще. «Нет сомнения, - говорилось в документе, - это мировые судьи, предполагавшиеся только для разбора дел между помещиками и крестьянами, как учреждение условливающее быстрое и сокращенное на самом месте производство дел, получат со временем в нашем судопроизводстве и судоустройстве дальнейшее развитие. [9]

Таким образом, мировой суд, по замыслу его создателей, должен быть универсальным органом, разрешающие мелкие дела между сословиями, а не только конфликты между помещиками и крестьянами, стать по примеру стран Западной Европы низшей судебной инстанцией. Но реализовать эту идею оказалось невозможно, поскольку ее воплощение потребовало бы незамедлительной судебной реформы, к чуму государственный аппарат не был готов. Поэтому единый институт мировой юстиции решили расчленить на два: мировых посредников для разрешения споров между помещиками и крестьянами и мировых судей, как судебный орган с перспективой их слияния. А мировых посредниках официально заявлялось в высочайшем повелении 25 марта 1859 года. Для разрешения споров между помещиками и крестьянами «в продолжение срочно-обязательного периода» учреждались мировые судьи (посредники). «Следственную часть, - говорилось далее, - отделяется от исполнительной полиции, и для производства следствий учреждаются особые следственные пристава по два в каждом уезде».

Они находились в ведомстве министерства Юстиции, должны были «приступить к производству следствия» по предписанию полиции. Материалы предварительного расследования передавались в «надлежащее судебное место» с уведомлением полиции об окончании следствия». Надзор за следствием поручался «стряпчим и прокурорам».

27 марта 1859 года во исполнение повеления образовали при Министерстве внутренних дел комиссию «для составления проектов узаконений об уездном полицейском управлении и об учреждении для разбора недоумении и споров между помещиками и крестьянами». В комиссию вошли С.И. Зарудный, Н.И. Стояновский, В.Н. Арцимович, Н.М. Колмаков. Последний разработал идею о мировых посредниках, Стояновский о судебных следователях. Зарудный теоретически обосновал и развил необходимость разделение власти исполнительной и судебной, целесообразность мировой юстиции. Он писал, что «смешение власти судебной и полицейской», свойственные российскому законодательству, составляет «корень зла, искоего истекает дальнейший недостаток нашего судопроизводства». Последствием смешением властей по основной категории дел – малоценных, является то, что по маловажным делам у нас вообще суда не существует, а есть только полицейская расправа.

Малоценный иск должен разрешатся на месте. Иначе издержки на проезд в суд «превзошли бы самый иск и отняли у истца драгоценное по состоянии его время». Разрешение мелких правонарушений на месте имеет предупредительное значение, «ибо не столько строгость уголовных законов, сколько неизбежность наказания может предупредить правонарушение».[10]

Маловажные дела должен разрешать специальный суд – мировой – в составе одного судьи. Участие присяжных поверенных не допускалось.

С учетом западноевропейских аналогов Зарудный считал необходимым разделение полиции на наполнительную, поддерживающую общественный порядок и судебную, расследующую преступления. В этом разделении «заключается главнейшее средство» исполнения повеления 25 марта 1859 года об отделении полиции от суда: ибо до тех пор, пока производство следствий и вообще часть судебной власти останется за исполнительной полицией, все усилия правительства к улучшению этой части будут тщетны». Розыск преступников должны осуществлять полиция, без процессуальных формальностей. [11]

Первоначально лицо, ведущее расследование, предполагалось назвать, следственный судья, следственный пристав. Решили назвать «судебным следователем», так как название выражает с одной стороны, прямое назначение следственного судьи производить следствия, а с другой стороны – указывать на то, что следствия будут отныне производится не в ведомстве полиции, а в ведомстве суда. «Для независимости судебный следователь назначался министром юстиции по представлению губернского начальника. Следователь являлся членом уездного суда.

Следствие разграничивалось «на предварительное и формальное», поскольку смешение их на практике «имеет весьма важные последствия». На предварительном расследовании разыскивается обвиняемый. Формальное проводилось с соблюдением форм. Надзор за следствием осуществлял прокурор.[12]

1.3 Подготовка проекта «Основных положений преобразования судебной части в России»

Во исполнении программы судебной реформы, содержавшийся в утвержденном Александром II докладе 19 октября 1861 года была организованна комиссия, в которую вошли крупнейшие юристы. Это сотрудник Государственной комиссии А.П. Плавский, исполняющие должность статс-секретарей Государственного совета Н.И. Стояновский, С.И. Зарудный, помощники статс-секретаря П.А. Даневский, Д.П. Шубин, обер-прокурор общего собрания Московских департаментов сената Н.А. Буцновский, обер-секретарь общего собрания Московских департаментов сената П.П. Победоносцев, московский губернский прокурор Д.А. Ровинский, экспедитор канцелярии А.П. Виленбахов. Состав комиссии сформировал С.И. Зарудный из единомышленников, чьи взгляды на судебную реформу ему были известны. Он же фактически возглавил работу.[13]

Но, «начала» следовало найти и выделить из законопроектов, подготовленных под руководством графа Д.Н. Блудова.

Проект устава гражданского судопроизводства, предоставленный Д.Н. Блудовым еще 8 июня 1858 года, вызвал в правительственных кругах определенную реакцию, расколов высшее чиновничество на две основные группы – либералов и консерваторов. Либералы хотели существенной перестройки судопроизводства и судоустройства, консерваторы лишь ограниченных изменений. Эта дифференциация переплелась с другой: либералы видели образец для России на Западе, консерваторы звали искать новые решения на основе анализа исторического прошлого страны. Консерваторы это, прежде всего сам граф Д.Н. Блудов, боялись коренных изменений, во всяком случае, глава II отделения не хотел следовать западноевропейским образцам и вводить принципы устности, гласности, непосредственности, равенства сторон в процессе утверждать адвокатуру. На противоположных позициях стоял


29-04-2015, 04:58

Страницы: 1 2 3 4 5
Разделы сайта