Лексика делового общения

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ

КАФЕДРА ДОКУМЕНТОВЕДЕНИЯ И ДОКУМЕНТАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УПРАВЛЕНИЯ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине Организация и технологии ДОУ

на тему Лексика делового общения

Выполнил: MentalDisorder

Группа: ДиДОУ II-1

Дата проверки:

Москва, 2002

1 . Введение

Во все времена деловое общение было одним из важнейших составляющих любого бизнеса, главным средством взаимодействия в его рамках и мощным рычагом воздействия одних его субъектов на других. Именно правильно проведенные деловые переговоры, грамотно оформленное соглашение или умелое обоснование того или иного предложения в конечном итоге определяют успешность предпринимательской деятельности. Документовед, не знакомый с основами делового общения не может считать себя полноценным специалистом.

В данной курсовой работе я рассмотрю различные особенности лексики, применяемой в современном деловом общении. Учитывая специфику дисциплины, по которой я пишу курсовую работу, а также то, что основная и наиболее важная часть делового общения в наши дни происходит при помощи деловой документации – именно этими фактами и объясняется то, что я практически все внимание в работе уделяю письменной деловой речи.

В части 2 («Анализ литературы по теме») я постарался описать все то, что показалось мне интересным в той литературе, с которой я успел ознакомиться за время подготовки курсовой работы. В анализе я выражаю лишь свою собственную точку зрения, не опираясь ни на чье постороннее мнение. Возможно, что-либо из прочитанного и узнанного мной не будет упомянуто в нижестоящем анализе, но лишь вследствие того, что во второй части я заостряю внимание на особенно интересных моментах или спорных вопросах, возникших в процессе изучения литературы.

А вот в части 3 («Лескика делового общения») в компактном виде излагается весь материал, почерпнутый из исследованных книг по теме курсовой работы. Изложение является беспристрастным по своей сути отражением тех знаний по обозначенной теме, которые я получил в процессе подготовки курсовой работы.

В процессе исследования я оставил без внимания историю лексики делового общения, так как лексика сама по себе довольно быстро меняется с течением времени, и если попытаться затронуть истореографические моменты, то легко слишком далеко отдалиться и от объекта исследования, и от требований нашей дисциплины.

2. Анализ литературы по теме.

Без колебаний выбрав первым номером в списке книг, которые я хотел бы проанализировать в своей работе, учебник «Организация работы с документами» под редакцией профессора В.А. Кудряева ([1]), я не боялся показаться банальным. Ведь достоинством данного источника является не только наиболее полное и четкое изложение всей информации, необходимой человеку моей специальности, но и оптимальное соотношение количества сведений по той или иной проблеме с их качеством – то есть с одной стороны информация изложена в компактном объеме, позволяющем не тратить лишнего времени при ее анализе, но с другой в каждом разделе изложено все многообразие сведений по рассматриваемой в нем теме. Прежде всего надо отметить, что в преддверии разбора конкретных речевых ситуаций и анализа собственно лексики делового общения, большое внимание в «Организации работы с документами» уделено вопросу: что же такое деловое общение и каковы его стилистические и иных особенности? Именно сведения, почерпнутые мною из пункта 7.1 главы 7 («Официально-деловой стиль» - «Язык документа») окончательно сформировали мои представления о том, что же лежит в основе рассматриваемого мной в работе понятия.

Далее, в пункте 7.2.1 («Употребление специальной лексики») помимо четкого описания, что же собственно входит в понятие «специальная лексика», мое внимание привлек любопытный штрих – читаем: «… при необходимости раскрывать содержание термина, что можно сделать несколькими способами: дато официальное определение термина; расшифровать его словами нейтральной лексики; заменить термин общепонятным словом или выражением» [1. 137]. Против последнего приема у меня возражений нет, но словосочетания «дать официальное определение» и «расшифровать его словами нейтральной лексики» практически синонимичны. Ведь определение – это объяснение (формулировка), раскрывающее, разъясняющее содержание, смысл чего-либо [6. 454]. К тому же в определениях, как правило, употребляется именно нейтральная лексика. На мой взгляд, из вышепроцитированного предложения необходимо либо изъять один из двух первых однородных членов, либо еще более конкретизировать один из них, так чтобы избавиться от повтора. Существенной неясностью, допущенной в пункте 7.2.1 в последней редакции «Организации работы с документами» является тот факт, что, в отличии от предыдущих изданий, из понятия «специальная лексика» однозначно исключена профессиональная жаргонная лексика (дело в том, что в предыдущем издании начало анализируемого пункта гласило, что «понятие специальная лексика относится к трем категориям слов: термины, профессионализмы и жаргонно-профессиональные слова»). Но вместе с этим, в конце раздела дается определение этого класса слов, без каких либо пояснений – к какому виду лексики он относится. По-моему, это способно дизорентировать читателя. Для придания разделу четкости необходимо пояснение к понятию «специальная лексика» (или к определению «профессиональной жаргонной лексики») по поводу того, включается ли одно в состав другого, или же нет.

В пункте 7.2.2 («Устаревшая лексика») представлены практические примеры слов и выражений, которые следует заменять более современными – такая наглядная постановка является существенным плюсом. Однако последнее издание учебника проирывает по сравнению с предыдущим в том плане, что из текста раздела изъяты все конкретные примеры по архаизмам и историзмам. В результате этого два определения (архаизма и историзма) смотрятся оторванными от приведенных ниже них практических примеров замены слов и выражений. Необходимо вернуть примеры на место после определений.

В пункте 7.2.3 («Неологизмы») мы сталкиваемся с похожей картиной – в последнем издании не приведено ни одного примера на неологизмы-профессионализмы, тогда как в предпоследнем данный тип неологизмов был пояснен вполне конкретными словами. С моей точки зрение изъятие из текста примеров ведет к уменьшению наглядности излагаемого материала. И еще один момент – каждый раз при прочтении разделов о неологизмах в любой литературе у меня возникает вопрос: а каковы же временные рамки существования неологизмов? Спустя какое время неологизм перестает быть таковым и перемещается в разряд обычной лексики? К сожалению, ни один из проанализированных мною литературных источников не дал мне четкого ответа на этот вопрос.

В пункте 7.2.4 («Заимствованные слова») очень верно изложена позиция относительно некорректности употребления заимствованных слов при обозначении понятия, для которого уже имеется русский эквивалент. Однако недостаточное внимание уделяется случаю, когда «слова заимствуются вместе с новыми понятиями и предметами» [1. 139]. В наше время важно не впадать в крайности, в том числе и связанные со словоупотреблением – например, не стоит спешить огульно заменять иноязычные слова на родные, зачастую даже не задумываясь о нюансах понятий, которые данные слова обозначают. Хорошим примером тому служит небольшое различие между понятиями «управление» и «менеджмент», несмотря на которое многие нынешние «ревнители» норм русского языка спешат заменить иноязычный «менеджмент» родным «управлением», хотя очевидно, что области применения данных слов хоть и пересекаются, но ни в коем случае не накладываются друг на друга полностью (как остроумно заметил профессор Валерий Валерьевич Рево, говоря об «управлении» и «менеджменте»: «Многие из тех, кто видит разницу между словосочетаниями «управление «Запорожцем»» и «менеджмент «Запорожца»», тем не менее не видят разницы между «управлением» и «менеджментом»»). Возможно, в пункте 7.2.4 стоило бы рассмотреть вышеописанную ситуацию подробнее.

В пункте 7.2.5 («Слова с «универсальным» значением») вызывает недоумение то, что универсальные слова определяются как «… слова со стертым, неопределенным значением», а сразу за вышепроцитированным предложением следует: «универсальные слова являются многозначными…» [1. 140]. Логично предположить, что многозначное слово имеет несколько вполне определенных значений а следовательно фраза о том, что «значение такого слова неопределено», является неточной, и лучше было бы изъять ее из текста.

Поистине украшением всего раздела «Язык документа» является пункт 7.2.6 («Сокращенные слова»). Ни одна из просмотренных мной книг не содержала такое подробное описание, такое скрупулезное деление сокращений на виды и подвиды, такую детальную их классификацию, такую глубокую проработку. Признаюсь честно, этот пункт вызвал у меня восхищение. Он выигрывает даже по сравнению с предыдущим изданием учебника по той причине, что абзац об аббревиатурах смешанного типа был существенно подкорректирован, а громоздкая и плохо усваиваемая его середина обрела логическую целостность.

В пункте 7.2.9 («Ограниченная сочетаемость слов»),помимо хороших примеров мною было обнаружено нечто, подозрительно напоминающее опечатку. Цитирую: «Ограниченная сочетаемость слов в деловой речи способствует типизации содержания, выражаемого в тесте …» [1. 144]. О каком «тесте» идет речь? Видимо, имеется ввиду все-таки «текст». Эта ошибка была и в прошлом выпуске учебника, что говорит о странном недосмотре со стороны редакции.

Еще хотелось бы отметить, что мне непонятно отсутствие в последней версии «Организации работы с документами» пункта «Типичные языковые ошибки в текстах документов», а особенно его первого подпункта «Ошибки, связанные с незнанием значения слов». В учебнике образца 1998 года данные раздел смотрелся вполне уместно, и я полагаю, что он не помешал бы и изданию 2001 года. Такие лексические ошибки, как неразличение слов-паронимов, невнимание к оттенкам значений слов-синонимов, наличие в тексте слов-плеоназмов, наличие в тексте тавтологии, речевая избыточность и другие не настолько очевидны, совсем не упоминать о них хотя бы вскользь.

В заключении хотелось бы отметить, что учебник «Организация работы с документами», несмотря на некоторые неоднозначные с моей точки зрения места, о которых упоминается выше, содержит первоклассную информацию практически по всем аспектам лексики делового общения. Отличительными чертами подбора нужной мне информации в данной книге являлись чрезвычайно большое и количество разноплановых примеров, на практике позволяющих легко распознать то, о чем повествует нам издание, а также последовательная и логически четкая структура подачи информации. «Организация работы с документами» - идеальный источник сведений для человека, желающего проникнуть в суть проблемы, не тратя при этом чрезмерно много времени на малозначимые нюансы.

Вторым номером моего анализа стала книга Марии Васильевны Колтуновой «Язык и деловое общение. Нормы, риторика, этикет» [2]. В данном издании (как видно из его заглавия) деловое общение и его язык являются единственной рассматриваемой темой, в отличии от той же «Организации работы с документами», где эта тема не выделяется из ряда других аспектов документоведения. Однако, как известно, количество не всегда перерастает в качество, и минусов книге избежать не удалось. Но рассмотрим все показавшиеся мне важными места по порядку.

Говоря о терминах, М.В. Колтунова приводит небольшую их классификацию, и хотя она отнюдь не является полной (в книге почему-то упоминаются лишь экономические, экономико-правовые и юридические термины), все же стоит отметить такой ход как попытку лучше продемонстрировать один из важных видов специальной лексики.

Наряду с терминами, в издании упоминается и номенклатурная, а также процедурная лексика. Оба эти вида лексики тесно связаны с терминами, но почему-то больше ни в одном источнике четкого указания на их особенности не было.

Хорошее замечание сделано в книге относительно словарей [2. 91]. Ведь не секрет, что многие проблемы и вопросы относительно лексики решаются намного быстрее, если, попав в затруднительное положение, почаще заглядывать в словари. «В тексте документа не бывает мелочей, и иногда лексическая ошибка оборачивается милионными убытками» [2. 94].

Более взвешанная, нежели в «Организации работ с документами», позиция дана относительно слов, заимствованных из иностранных языков. М.В. Колтунова обращает наше внимание на то, что важно употреблять слова корректно с учетом его лексического значения, а не пытаться сразу заменить его русским словом с зачастую не слишком совпадающим значением.

Достаточное внимание уделяется незаслуженно исключенным из последнего издания «Организации работы с документами» паронимам, плеоназмам и тавтологии.

К моему недоумению, проблема профессионализмов освещена в «Языке и деловом общении» достаточно сумбурно. Например, сложно понять, как соотносятся между собой «профессионализмы» и «спецэффические профессионализмы».

Также очевидным минусом пособия является отсутствие в нем даже упоминания о неологизмах, историзмах и архаизмах. Складывается впечатление, что для автора проблемы употребления данных лексических типов в деловой речи не существует.

Сокращения, столь многогранно рассмотренные в «Организации работы с документами», упоминаются здесь вскользь, без какой-либо классификации или пояснения особенностей их формирования. С моей точки зрения это неприемлимо для книги, претендующей на всеохватность аспектов делового общения.

А вот наиболее ярким достоинством издания я считаю четкое разделение лексики, грамматики и синтаксиса письменной деловой речи. Именно после прочтения данных разделов я пересмотрел свои предыдущие взгляды относительно различных частей деловой речи, осознав, что необходимо четко разграничивать эти три ее сферы. После этого мною была пересмотрена моя работа, с целью выявления – не отклонился ли я от рассмотрения лексики и не залез ли в грамматику или синтаксис.

Хотя неверным мне показалось то, что разделы «официально-деловой стиль» и «основные черты официально-делового стиля» находятся в книге далеко друг от друга, разделенные «Основными жанрами письменной деловой речи». Раздел о жанрах стоило бы поставить уже в конец главы, после того, как читатель изучит основные принципы его формирования и отличительные свойства.

В целом же положительной стороной учебного пособия «Язык и деловое общение» является наличие большого количества упражнений к каждому разделу, которые позволяют сразу закрепить полученные знания на практике. Издание является особенно полезным для тех, кто желает помимо теоретических сведений, полученыех о деловом общении в целом и его языке в частности, иметь возможность сразу применить их к конкретным примерам, которые находятся тут же.

Еще одной книгой, которой я хотел бы уделить внимание в анализе, является в некотором смысле бестселлер Петра Васильевича Веселова «Современное деловое письмо в промышленности» [3]. Несмотря на то, что в заголовке обозначен конкретный вид документа – деловое письмо – рассматриваемый в книге, автор отмечает универсальность рассматриваемых в ней примеров, уместность использование приведенной в издании информации при работе с документами вообще, а не только с письмами. «В официальном письме как ни в каком другом фокусируются все тонкости техники подготовки официальных документов вообще, охватываемые емким понятием «официально-деловой стиь речи». Поэтому, оперируя понятием «деловое письмо», автор имеет в виду не только письмо как вид документа, но и как вид деятельности, вызывающей необходимость документирования» [3. 4].

Довольно ценным мне показалось упоминание в «Современном деловом письме…» такого понятия как лексико грамматическая стилистика ( особенно ее лексическая часть, естественно) – наука о ресурсах языка, изучающая «паспортизацию» языковых средств: принадлежность слов к стилистически нейтральной или окрашенной лексике, происхождение слов, их употребление и экспрессивно-эмоциональная окраска [3. 12].

Здесь, как и у М.В. Колтуновой, разграничиваются структурные части деловой речи. Но вот один нюанс этого разделения вызвал у меня по меньшей мере недоумение – говоря о синтаксисе и лексике официального документа, автор почему то ни упоминает о грамматических нюансах его составления. Если уж говорится о двух частях единого целого, то неупоминание третьего – сомнительный ход.

Зато в начале лексического раздела режет слух фраза: «Грамматическая форма его должна быть такой, какая признается вообще – и для языка служебной документации, и для официального письма, в частности» [3. 48]. По-моему, полезнее было бы уделить теме грамматики не куцее предложение, а как минимум раздел в теме «Язык и стиль служебных документов».

Интересное замечание, не обнаруженное мной ни у одного другого автора, было дано в издании относительно неологизмов. Отсюда я узнал, что неологизмами являются и слова типа «разбитие» и «неимение», образованные по традиционным моделям, но не являющиеся литературной нормой русского языка [3. 48].

Очень важным замечанием (всвязи со словами о нежелательности замены слов родного языка заимствованными, прозвучавшими в «Организации работы с документами») являются слова П.В. Веселова: «Недопустимо искажение термина или замена его синонимическими формами. Например, замена термина «акцепт» выражением «встречное предложение»» [3. 48]. Конечно, два вышеупомянутых источника не вступают в противоречие друг с другом, но если в «Организации работы с документами» говорится о «излишнем употреблении иноязычных слов» [1. 139], то там же хорошо бы следом надо упомянуть и о «недопустимости искажения термина», недопустимости замены иноязычного слова русским, если при этом произойдет хотя бы небольшое изменение содержания.

При рассмотрении П.В. Веселовым архаизмов вновь, как и у М.В. Колтуновой, были упущены из виду историзмы, но за то автором сделано ценное замечание, раскрывающее читателю глаза на то, откуда взялись архаизмы в письменной деловой речи: «…Помехи возникают часто при злоупотреблении так называемым канцелярским языком. Деловые письма нередко содержат «осколки» языковых штампов, почерпнутых из пыльных бумаг столетней давности» [3. 63]. Ведь зная происхождение многих архаизмов, легче будет найти и исключить их из текста.

Глава 8 «Своременного делового письма…» полностью посвещена сокращениям. И именно здесь мною была обнаружена самая значительная ошибка, допущенная автором. В заголовке, да и в первом же предложении он отождествляет понятия «сокращение» и «абберивиатура», что на мой взгляд является недопустимым (в заголовке у него стоит : «сокращения (аббревиатуры) как заменители слов и словосочетаний», а первое же

Страницы: 1 2 3