История Тобольско-Тюменской епархии 17-18 вв.

Черемисин Роман

Апрель 2005г.

Введение

После покорения Сибири в 1583 году, когда славный воевода Ермак с дружиною из 840 человек очистил земли Сибирские от салтана Кучума. И бил челом Иоанну царством Сибирским, драгоценными соболями, черными лисицами и бобрами. «Слова восхищения с живой радостью повторялись во дворце и на Красной площади. «Новое царство послал Бог России». Звонили в колокола, пели молебны благодарственные» - пишет Н.М. Карамзин. Но в месте с этим Бог послал российскому государству огромное поле с плевелами язычества, которое нужно было очистить и засеять семенами Христовой веры. Для миссионерской деятельности русской церкви открылись необъятные просторы. Христианская вера проникла в Сибири вместе с русской колонизацией. С конца XVI века сильным стимулом для колонизации послужила политическая и военная поддержка, оказывавшаяся государством свободному движению русских переселенцев на Восток. Небольшие военные отряды, посылавшиеся правительством, создавали укрепления. За ними часто устремлялся поток крестьян-земледельцев, да и авантюристов, искавших на новых землях скорой наживы. Поселенцы из крестьян-земледельцев шли впереди военных отрядов, или следом, осваивая новые земли. Именно русские поселенцы в Сибири стали первыми проповедниками христианства для инородцев. По свидетельству сибирских историков, общим правилом русских поселенцев в Сибири было: «где зимовье ясашное, там и крест или впоследствии часовня; где водворение крепостное, там церковь и пушка; где город, там и управление воеводское, огнестрельный снаряд и монастырь, кроме церкви».

История Тобольско-Тюменской епархии 17-18 век.

Правительство разными мерами старалось усилить христианский элемент в этой стране: сибирские храмы снабжались из Москвы книгами, иконами, колоколами, воском, ладаном и другими предметами церковной утвари. Но нужды в храмах и священнослужителях были ощутительны. В 1611 году сибирские воеводы писали к Сильвестру, архиепископу Вологодскому, что многие новоустроенные храмы не освящены, за неимением антиминсов, а другие стоят без пения, потому что нет попов. Недостаток пастырей в языческой стране был причиной того, что дело христианского просвещения шло медленно между туземцами, и христианство не могло глубоко проникнуть в жизнь новопросвещенных. Даже у русских людей-казаков, первых поселенцев Сибири, была дозволяема умычка жен и девиц из городов. Казаки жили с татарками как с женами, вступали в браки в непозволительных степенях кровного родства, отнимали силой чужих жен, бросали их и брали других. Сами священники не стояли на высоте своих обязанностей: ими совершались всякие незаконные браки. С конца XVI века по желанию монахов создавались монастыри. Так возникли первые опорные пункты будущей миссии. Церковная организация Сибири не успевала за развитием общественной жизни. Только в 1620 году в Тобольске, основанном еще в 1587 году, патриархом Филаретом была открыта архиепископия. Первым сибирским и тобольским архиепископом был Киприан Старорусенников. Его епархия простиралась от Урала далеко на восток без определенной границы и расширялась ежегодно по мере продвижения военных отрядов и колонистов и возникновения укреплений. По отзывам современников архиепископ Киприан был «муж просвещенный и ревностный, собственным примером учащий учитель». В течение трех лет своей пасторской деятельности он успел много сделать для просвещения своей епархии: он улучшил нравственность между христианами и многих магометан и язычников обратил ко Христу; построил до 30 храмов, основал несколько новых монастырей в Туринске, Алапаеве (Невьянске), Таре, Томске и на реке Тагиле, в Тобольске, Тураханске и на реке Нейве. Привел в должный вид возникшие прежде монастыри. На месте старого острога построил архиерейский дом, церковные постройки, а также деревянную соборную церковь. Он назвал ее так, как назывался собор на его родине, - Софийской. И вся прилегающая площадь стала называться Софийским двором. В игумены монастырей он назначал лично ему известных своей строгой жизнью монахов, прибывших с ним в Сибирь из волоколамского, соловецкого и других монастырей. После Киприана, переведенного на Крутицкую кафедру, приемником и продолжателем его дела был архиепископ Макарий. В способах распространения христианства он совершенно напоминал своего предшественника. Правительство со своей стороны и материальными и нравственными средствами старалось обеспечить успех миссионерского дела Тобольских архипастырей. В 1625 году архиепископу Макарию дан был наказ касательно ведения миссионерского дела. В наказе советовалось располагать инородцев к принятию христианства мерами кротости, ласковым обращением, материальными вспомоществованиями, ходатайством за провинившихся перед властями. В видах поощрения инородцев к принятию христианства, издан был закон (1629), по которому холоп, принадлежавший иноземцу и некрещеному, получал свободу, сделавшись христианином. Православный же даже в качестве свободной прислуги не должен оставаться у инородца и некрещеного. Известно о миссионерской работе между Уралом и Обью, проводившейся монахами основанного в 1644 году на Исете в Западной Сибири Далматского монастыря. Благодаря таким мерам христианство довольно успешно стало распространяться в Сибири. Были случаи обращения целых инородческих селений.  

С 1664 по 1678 год митрополичье правление осуществлял преосвященный Корнилий. Он был уроженец Новгородский. Ни о времени рождения его, ни о звании, из какого он происходил, не имеется сведений, но известно, что образование он получил в училище при Новгородском архиерейском доме. По пострижении в монашестве и по происхождении всех степеней иерархии, возведен в сан архимандрита Новгородского Хутынского монастыря, а в 1664 году, 24 июня в Москве хиротонисан в сан архиепископа Сибирской епархии. В Тобольск прибыл 23 февраля 1665 года и вступил в кафедральный собор с церемониею, по примеру своих предместников.

В первое лето пребывания архиепископа Корнилия в Тобольске, как в городе, так и во всем его округе в продолжение нескольких недель шел беспрерывно такой сильный дождь, что люди пришли в страх. Архиерей послал духовенство в Абалацкое село, чтобы принести от туда в Тобольск чудотворный образ Божией Матери. С молитвою и слезами пал благочестивый архипастырь, а с ним духовенство и весь народ, пред Святой иконою, моля Царицу Небесную умилосердиться над градом и людьми согрешившими, и умолить Сына и Бога Своего о прекращении гнева небесного. После того икона перенесена была в Софийский собор, и лишь только началась литургия, - дождь вдруг перестал, солнце воссияло, и тогда же настало ясно. В память этого чудесного события архиепископ Корнилий установил каждогодно приносить икону Абалакской Божией Матери в Тобольск 8 июля, что соблюдается и до нынешних времен.  

В 1668 году архиепископ Корнилий по царскому повелению прибыл в Москву, где 25 мая во дворцовой церкви Патриархами Паисием Александрийским, Макарием Антиохийским, бывшими в России для суда над Патриархами Никоном и Иоасвафом-Московским, с российскими и греческими архиереями, возведен на степень митрополита Сибирского и Тобольского. В иерархическом порядке Сибирская епархия поставлена на четвертую степень митрополии, а именно:1)Новгородская, 2)Казанская, 3)Астраханская и 4) Сибирская. Далее следовали митрополии: Ростовская, Рязанская, Нижнегородская и Крутицкая.

Царь Алексей Михайлович достойно ценил долговременное и ревностное служение митрополита Корнилия и в январе 1675 года прислал в Тобольск своего стольника Алексея Петровича Салтыкова, который в кафедральном соборе торжественно объявил преосвященному от Государя его милостивое благоволение. Это было равносильно нынешнему награждению архипастырей орденскими знаками, при Высочайших грамотах и рескриптах. Благодарный владыка тогда же совершил торжественное молебствие о здравии и благоденствии Государя.

Достигши преклонных лет и чувствуя приближение смерти, преосвященный митрополит Корнилий, в начале 1678 года переселился в Знаменский монастырь и там же принял схиму, а 23 декабря того же года скончался и погребен, в находившейся близ архиерейского дома, Сергиевской церкви. 

При митрополите Тобольском Симеоне, современнике патриарха Никона , 14 волостей кодских остяков изъявили желание принять крещение. Благодаря его стараниям в главном остяцком селении Коде, на реке Оби, возник монастырь, сделавшийся рассадником христианской веры среди остяков. К концу патриаршего периода христианская вера в Сибири распространилась от подошвы Урала до гор Байкальских. При тобольском митрополите Павле (1678-1692) отправлена была миссия в Даурию. Также митрополит Павел очень много строил. Вскоре по прибытии нового архипастыря в свой кафедральный город, постигло Тобольск, обычное в те времена, когда город и храмы в Сибири строились деревянные, страшное несчастье. Пожар истребил крепость, построенную всего два года тому назад, Вознесенскую церковь, 500 домов, все татарские юрты, приказ, боярский дом и церковь Св. Троицы. Новая крепость построена была, вместе с церковью Вознесения в башне, в 1681 году. В том же 1680 году сгорели в Абалаке две деревянные церкви. Преосвященный Павел, видя, что деревянные церкви делаются добычей огня, просил Государя о дозволении построить в Тобольске кафедральный собор, а в Абалаке, ради чудотворной иконы, церковь – каменные и в 1680 году получил дозволение, причем Царь Федор Алексеевич приказал выдать из казны на построение Тобольского собора выдать 700 рублей денег и прислать из Москвы 682 пуда железа. 

Во время преосвященного Павла начали появляться в Сибири раскольники. В ослеплении невежеством, злобой и фанатизмом, они положили начало самосожигательству, первый случай которого был в 1679 году, в Тобольском округе, на реке Березовке, где собралось из Тобольска, Верхотурья и Тюмени и их округов раскольников с женами и детьми до 2700 человек, и все, вместе со своим наставником тюменским иереем Дометианом, в монашеств Доминиилом, сами себя сожгли. В 1682 году в Устяцкой слободе, на реке Тобол, педали себя огню 400 человек стариков и старух. В Верхатурском округе, в деревне Нагормыч, сожглись 100 человек, тут же вскоре собралось для самосожжения еще 350 человек. Митрополит Павел не допустил этого. В 1687 году в Тюменском округе, на речке Тегенке сгорело более 300 человек, в том же году и в том же округе, в деревне Боровикове, сгорело 150 человек. Но раскольники не только сами себя сжигали, - они старались наносить страшные вред и ненавидимым ими православным. От поджога раскольниками в 1686 году, в первый день Пасхи, в селе Каманке, Тюменского округа, сгорела церковь с 250 человеками молившихся в ней православных. В том же году, 25 апреля, от поджога теми же раскольниками, пострадала Тюмень, сгорело в ней пять церквей, приказ, гостиный двор и много домов.  

Труды по управлению обширною епархией, заботы и огорчения подломили силы и здоровье маститого митрополита: на 26 июля 1691 года преосвященного Павла внезапно постигла болезнь – паралич, отнялся язык и память, правая рука и нога. В таком положении оставался он до конца августа того же года, а в следующем, 1962 году, по указу Государя, вызван в Москву, куда отправился больной, и по пути скончался 4 января 1692 года. 

Для успешного распространения в этом крае христианства, по благословению патриарха Иоакима, основан был Селенгский монастырь (1681). В апреле 1683 года было заложено первое каменное здание – Софийский собор, прообразом которого явилась церковь Вознесения в Московском Кремле. Софийско-Успенский собор соорудили в 1686 году. Почти одновременно, в 1685-1686 годах вокруг Софийского двора построили каменную стену. В ее северной части находился главный вход, Святые ворота с Церковью Сергея Радонежского над ними. Тогда же построили и колокольню. Жилые же здания двора долго оставались деревянными, за исключением двухэтажного архиерейского дома. В 1700 году в бескрайней Тобольской епархии было 160 православных храмов. Но правильно организованных миссий для проповеди христианства в Сибири в этот период не было. Язычников, несмотря на успехи веры Христовой, оставалось еще много, и просвещение их было делом будущего.

Петр 1 был крайне заинтересован в обращении инородцев Сибири, поэтому его внимание привлекла деятельность почти душевнобольного Тобольского митрополита Игнатия Римского-Корсакого(1692-1701;фактически до 1699года), на которого в Москву непрерывно поступали жалобы. Стоит заметить, что митрополит Павел обличал Тобольского воеводу боярина Андрея Федоровича Нарышкина, который был двоюродным дядей, царствовавшего тогда Царя Петра 1. Злоупотребляя своею властью, воевода с дружиною творили всевозможные бесчинства: жили распутно, грабили народ и в особенности инородцев, истязали их. 18 июня 1700 года Петр попросил Киевского митрополита назначить на Сибирский митрополичий престол ученого монаха, «благого, непорочного жития человека, которому бы в Тобольске быть митрополитом, и мог бы Божиею помощию исподволь в Китае, и в Сибири в слепоте идолослужения и в прочих неверствиях закоснелых человек приводить в познание и служение, и поклонение истинного Живого Бога». В помощь этому человеку надо прислать ученых монахов, «которые бы могли твердыми святого Евангелия доводами многие души области темные сатанинские привести в свет познания Христа Бога нашего».

После этого 23 марта 1701 года малороссийский архимандрит Димитрий Туптало был посвящен в митрополита Тобольского и Сибирского. Однако царю так понравился этот образованный человек и прекрасный проповедник, что он не отпустил его в Сибирь, а сделал митрополитом Ростовским. Следующим кандидатом, предложенным Киевским митрополитом, был архимандрит Филофей Лещинский, который управлял Сибирской епархией в 1702-1711, а потом еще раз в 1715-1720 годах. Его-то и должно назвать основателем миссии в Западной Сибири. Трудности миссионерства в Сибири намного превосходили те, с которыми вынуждены были бороться проповедники православия в Европейской России. Удаленность от главных церковных и светских центров столицы затрудняла служебную переписку. Духовенство, подчиненное митрополиту, не являло собой, как правило, образец нравственности и христианских добродетелей, да и не отличалось образованием. Немногие соглашались добровольно отправиться в далекую землю, где условия жизни духовенства были значительно хуже, чем в других российских епархиях. Многие священники, диаконы и монахи в наказание за какие-нибудь проступки ссылали в Сибирь и покидали эти края при первой же возможности. В XVIII веке в Святейший Синод постоянно приходили жалобы от Сибирских епархиальных архиереев на непригодность подчиненного им духовенства. Клирики совершенно не знали языков инородцев, но даже знания разговорного языка не помогало в переводе христианских понятий, которым не находилось соответствия не только в языке, но и в представлениях инородцев. Разнообразие религиозных исповеданий составляло еще одну специфическую трудность для миссии в Западной Сибири. Народности, находившиеся ранее под господством татар, частично исповедовали ислам. Между Уралом и Енисеем и далее на восток кочевали народы, приверженные самому примитивному шаманизму, который на юге, в Забайкалье, на монголо-китайской границе, смешивался с буддизмом-ламаизмом. Миссионеры сталкивались здесь с враждебным отношением населения ко всему русскому. Их совсем не поддерживали местные государственные власти, авторитет которых был в XVIII веке ничтожен: российская власть над инородцами в удалении от городов или крепостей во многих случаях существовала только на бумаге. При таких условиях миссия нуждалась в сотрудниках, которые были бы готовы на самопожертвование.  

Митрополит Филофей, известный в Орловской губернии Свенского монастыря и строгий аскет, с большим усердием взялся за миссию в Сибирской епархии. Поначалу он хотел основать славяно-латинскую школу для полготовки миссионеров, но Петр I счел латынь излишней и отказал в деньгах, возложив финансирование школы на Тобольскую епархию, средства которой были и без того весьма скромными. Тогда Филофей предложил царю выселить татар-мусульман из епархии и ввести смертную казнь для многочисленных староверов, искавших убежище в Сибири, если они откажутся вернуться в Церковь. Миссионерская деятельность, по его убеждению, должна активизироваться прежде всего денежными поощрениями и льготами в налогах. Возможно, эти предложения 1702 года и стали причиной появления упомянутых указов царя о льготах для новокрещеных, которые действовали затем и в Сибири. Филофей управлял своей епархией дважды: в 1702-1711 и в 1715-1720 годах. Миссия первого периода сосредоточилась главным образом в области Березова, довольно близко к северу от Тобольска, на Иртыше и Оби. По личным указам Петра I от 1 декабря 1705 года и от 7 июня 1710 года миссионеры обращали в православие тамошних остяков, самоедов и вогулов, находившихся под властью шаманов, император повелел сжигать идолов, а новокрещеным в виде поощрения выдавать одежду и зерно за государственный счет. Митрополит Филофей вынашивал еще более грандиозные планы: так, в 1702 году он поставил задачу подготовить миссию в Китае и на Камчатке. В 1709 году он заболел и отправился на покой в монастырь, где принял схиму под именем Феодора, однако до прибытия в середине 1711 года своего преемника Иоанна Максимовича он продолжал прежнее служение, митрополит Иоанн, исполняя указ 1710 года по усилению миссионерской деятельности, просил его просвещать инородцев и далее. Филофей согласился и даже на покое, и во второй период своего служения отдавал все силы этой работе. Он лично ездил к остякам на Обь и Иртыш, посещал на юге зырян и вогулов, а также поселки мусульман и татар. Устав от миссионерских трудов, он в 1721 году окончательно оставил архиерейский престол и ушел в монастырь. Но и здесь он трудился для миссии вплоть до своей кончины в 1727 году; его главной заботой было укрепление новокрещеных в вере и окормление их, он строил храмы и старался воспитать хорошее духовенство. В пору его предстоятельства крестили примерно 40000 инородцев разных народностей Западной Сибири.

Повествуя истории Тобольско-Тюменской епархии необходимо рассказать о жизни великого просветителя Сибирской земли, святителя Иоанна, митрополита Тобольского и всея Сибири, чьи мощи до сей поры почивают под сводами Покровского собора. Святитель Иоанн родился в декабре 1651 года в Нежине, Черниговской губернии, и принадлежал к дворянскому роду. У отца его Максима Васильковского, жившего в Киеве и употреблявшего свои средства на украшение храмов Божиих, было семь сыновей, из коих Иоанн был старшим. Он выделялся из среды своих братьев особыми духовными дарованиями и прилежанием к книжному обучению. Закончил свое образование Иоанн в Киевской академии – единственной в то время на Руси школе высшего богословского знания. По окончании учения оставлен был при академии учителем, но душа его от юности стремилась к Господу. Прослужив восемь лет – с 1668 по 1676 год – в академии, Иоанн, желая посвятить себя иноческой жизни, принял в Киево-Печорской Лавре пострижение с именем Иоанна, затем был рукоположен во иеродиакона и иеромонаха, за свой выдающийся проповеднический талант получил звание проповедника и был затем любившей его монастырской братией избран на ответственную должность эконома Лавры.

Черниговский архиепископ святой Феодосий Углицкий, зная Иоанна Максимовича, как человека строгой подвижнической жизни, и предчувствуя близость своей кончины, вызвал его к себе в Чернигов и в половине 1695 года посвятил его в архимандрита Елецкого монастыря, которым до того времени сам управлял, готовя в новом архимандрите достойного себе преемника на святительскую кафедру в Чернигове. Вскоре (5 февраля 1696 года) святитель Феодосий почил о Господе. Преемником ему народом и властями единогласно был избран архимандрит Иоанн Максимович, рукоположенный 10 января 1697 года в Москве патриархом Андрианом в архиепископа Черниговского.

14 лет управлял святитель Иоанн Черниговской епархией, снискав себе, как богато одаренному светильнику Христову,

Страницы: 1 2