Виртуализация как характерная черта информационного общества

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.Н. КАРАЗИНА

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Курсовая работа

по курсу: «Теоретическая социология»

на тему:

« Виртуализация как характерная черта информационного общества »


Харьков 2004


Содержание

1. Введение.

2. Формирование концепции постиндустриализма.

3. Концепции Маршалла Маклюэна и Элвина Тоффлера.

4. Концепция информационного общества Мануэля Кастельса.

5. Виртуализация как характерная черта информационного общества.

6. Заключение.

7. Список используемых источников.


Введение

Наше общество на данном этапе развития цивилизации переживает глобальные трансформации, связанные с повсеместным внедрением новейших достижений компьютерных технологий, которые в свою очередь приводят к изменениям в структуре общественных отношений.

Для нас стало почти обыденным применение компьютера во всех сферах общественной жизни. Начиная с использования компьютера в образовательных целях (например, изучение иностранного языка, или освоение компьютерных программ), и заканчивая доступом в Интернет и использованием электронной почты для налаживания связей со своими партнерами по бизнесу или просто с друзьями по переписке.

Не стоит забывать также о том, что Интернет во многом изменил характер коммуникаций. Заменяя привычную для нас почтовую корреспонденцию, выпуск новостей, телефонный разговор на несколько иную форму коммуникации очень часто носящую виртуальный характер.

Развитие современных средств связи, основанных на технологиях Интернет позволяет нам осуществлять поиск необходимой информации, переписку, интерактивное общение со своими виртуальными друзьями из соседнего дома или с далекого американского континента с помощью таких Интернет-пейджеров как ICQ, MSNMessenger, Odigo, IRC, здесь также стоит упомянуть бесчисленное множество чатов, существующих в сети. Немного иной формой общения являются различные виртуальные научно-общественные конференции, которые не уступают по информативности обычным. Стоит также упомянуть такое средство общения как форум. Это некое виртуальное сообщество людей, которые, посещая сайт форума, имеют возможность принимать участие в обсуждении разнообразных актуальных вопросов и проблем. Каждый из них наделен определенными правами и обязанностями. В форуме существует определенная иерархия между его участниками (администраторы, модераторы, и просто пользователи), каждый из которых обладает определенным ролевым набором. Поэтому, на мой взгляд, форум можно назвать виртуальным сообществом.

Именно создание такого форума[1] у нас на факультете побудило написать меня работу, касательно виртуализации общества, перемещения реальных общественных отношений в сферу образов и симуляций реальности.

Поэтому, на мой взгляд, для нас как социологов необходимо изучить проблему виртуализации в жизни нашего общества, произведя анализ данного явления, его распространения, и характер изменений, которые за этим явлением следуют в социальной реальности.

В своей курсовой работе я рассмотрю также проблему информационного общества, основные его концепции, потому что, нельзя, на мой взгляд, говорить о виртуализации без теоретического обоснования идеи информационного общества, изложения его основных идей, так как процесс виртуализации непосредственно связан с развитием информационного общества.

Начиная со второй половины 1960-х годов, в ряде стран стала развиваться концепция "информационного общества" как модификация концепций постиндустриального общества. Поэтому мы начнем нашу работу с рассмотрения концепций постиндустриального общества, а также обратим внимание на теоретические концепции информационного общества Д. Белла, Э. Тоффлера и М. Кастельса, М. Маклюэна. А затем мы перейдем к рассмотрению процесса виртуализации используя работу Дмитрия Иванова „Виртуализация общества”.


Формирование концепции постиндустриализма.

Концепцию постиндундустриального общества разрабатывали Д. Белл, Д. Рисман, А. Тоффлер, З. Бжезинский, Дж. Гэлбрейт, А. Турен и др.

Сам термин "постиндустриальное общество" родился в США – на рубеже пятидесятых-шестидесятых годов, его широко использовал в своих лекциях американский социолог Даниел Белл для характеристики нового этапа американского капитализма. Первоначально постиндустриальное общество рассматривалось в рационалистических понятиях линейного прогресса, экономического роста и повышения благосостояния, связанных с процессами технизации труда. Затем этот термин наполняется новым содержанием. С конца 60-х начинает развиваться теория постиндустриального общества, отличительными чертами которого называют массовое распространение творческого, интеллектуального труда, качественно возросший объем и значение научного знания и информации, развитие средств коммуникации, преобладание в структуре экономики сферы услуг, науки, образования, культуры над промышленностью и сельским хозяйством.

Постиндустриальное общество начинает рассматриваться как качественно новая ступень развития не только Запада, но и всего человечества. В 70-е и 80-е годы концепция постиндустриального общества развивается главным образом как футурологическая и социологическая теория, призванная описать воздействие новейших информационных технологий на социум. Так, Д. Белл заявляет, что в наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет развитие нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях. Становление постиндустриального общества он связывает с развертывающейся революцией в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер[2] . Компьютер, по мнению американского социолога, является символом и одновременно материальным носителем технологической революции – именно компьютер коренным образом трансформирует общество второй половины ХХ века[3] .

Таким образом, ключевая роль в новом обществе отводится информации и электронным средствам, обеспечивающим техническую базу для ее использования и распространения. В связи с этим, широкое распространение получил термин "информационное общество", в общем-то, дублирующий понятие "постиндустриальное общество", и использующийся для обозначения цивилизации, в основе развития и существования которой лежит особая субстанция, именуемая "информацией", обладающая свойством взаимодействия, как с духовным, так и с материальным миром человека и, тем самым, определяющая одновременно и социокультурную жизнь человека, и его материальное бытие.

Д. Белл утверждал, что благодаря массовому преобразованию машинной технологии в интеллектуальную происходят изменения и в американской политической системе. С этими процессами связаны и тенденции превращения экономической системы в "постиндустриальное общество, где центр тяжести перемещается в сферу услуг, а источники новаторства сосредоточиваются в интеллектуальных институтах, в основном в университетах и научно-исследовательских учреждениях, а не в прежних индустриальных корпорациях"[4] . Все эти сдвиги и тенденции, по мнению Белла, превращают университеты в "стражей" общества, которые отстаивают необходимость управления не финансовым, а "человеческим капиталом" и ставят фундаментальные вопросы об отношении новых технократических форм принятия решений к политическим структурам общества.

В орбиту этих сдвигов Д. Белл включал и более активное участие граждан в управлении, и уменьшение зависимости детей от родителей. В международном плане прогнозировалась актуализация таких проблем, как преодоление разрыва между богатыми и бедными странами, что приведет мир в состояние трансформации, наполнит его множеством коммуникаций, способствующих обновлению традиционных социальных принципов, структур, нравов и представлений. В области социально-культурной жизни Белл констатировал растущее размыкание между культурой и социальной структурой. "Общество, по мнению Белла, становится функционально более организованным, приспосабливающимся к знанию и господству комплексных научных сил. Культура становится более гедонистической, вседозволенной, экспрессивной, не верующей ни в авторитеты, ни в запоздалые вознаграждения буржуазного, ориентированного на успех технологического мира"[5] .

Существенный вклад в развитие доктрины постиндустриализма внес американский политолог Збигнев Бжезинский, который изложил основные положения своей футурологической концепции в книге "Между двух веков. Роль Америки в технотронную эру". "Постиндустриальное общество, утверждает Бжезинский, становится технотронным обществом - обществом, которое в культурном, психологическом, социальном и экономическом отношениях формируется под воздействием техники и электроники, особенно развитой в области компьютеров и коммуникаций"[6] . Технотронная революция накладывает свой отпечаток на характер образного восприятия действительности, рушатся традиционные связи в семье и между поколениями, общественная жизнь фрагментируется, несмотря на растущие тенденции к глобальной интеграции. Этот парадокс, по мнению Бжезинского, способствует краху старых верований, связанных с национальными и идеологическими общностями людей, и формирует новое глобальное видение мира.

"В то время, как наша непосредственная реальность фрагментируется, отмечает Бжезинский, глобальная реальность все сильнее и сильнее поглощает индивидуума, вовлекает его и даже порой подавляет. Очевидной непосредственной, уже много раз обсуждавшейся причиной являются коммуникации. Изменения, вызванные коммуникациями и компьютерами, чрезвычайно содействуют связанности общества, члены которого пребывают в непрерывных и тесных слуховизуальных контактах, постоянно взаимодействуя, соучаствуя в наиболее напряженных социальных испытаниях, и их легко можно подтолкнуть к усилению личного подключения к решению даже весьма отдаленных проблем. Новое поколение не занимается более определением мира, опираясь исключительно на чтение; оно испытывает мир и ощущает его компенсаторно с помощью слуховизуальных коммуникаций"[7] .

Технотронная революция носит не локально-территориальный, а глобальный характер, постепенно охватывая весь мир. При этом автор концепции "технотронного общества" относится к массовой культуре и ее экспорту из США как к закономерному следствию пространственно-временной коммуникационной революции, которая, по мнению Бжезинского, означает конец идеологии. Электронные слуховизуальные средства связи создают новое видение мира и новый путь к равенству - через деидеологизацию, означающую освобождение от всех организованных форм веры и предлагающую избирать стили жизни, опираясь на свои чувства и потребности, а не на цели, лежащие в основе политических программ и движений. "Эта новая революция, отмечает Бжезинский, почти одновременно оказывает воздействие на всю планету, и в итоге все новации и причуды в формах поведения быстро перемещаются от одного общества к другому. Поколение студентов уже живет в технотронную эпоху, хотя в ряде случаев окружающее их общество находится еще вне"[8] .

Новый этап в развитии концепции постиндустриализма связывается с выходом в 1973 году книги Д. Белла "Грядущее постиндустриальное общество", которая еще более усилила интерес к этой проблематике и обусловила появление многих футурологических концепций в западной социологии 1970-х годов. Начиная с этого периода появляются многочисленные работы, посвященные осмыслению исторического рубежа, на котором оказалось человечество. В.Л. Иноземцев[9] выделяет два основных течения (подхода в русле концепции постиндустриализма.

Первое течение объединило авторов, подчеркивающих различия между сложившимся к концу 60-х годов западном обществом и новой технологической цивилизацией. Некоторые исследователи конкретизируют свои концепции, говоря о постиндустриальном капитализме и социализме, экологическом и конвенциальном постиндустриализме и т.п. В основе данного подхода лежит оценка нового (зарождающегося) социума как резко отличающегося от общества, господствующего на протяжении последних столетий. При этом отмечается, прежде всего, снижение роли материального производства и опережающее развитие сектора услуг и информации. Указанные факторы изменяют характер человеческой деятельности и типы ресурсов, вовлекаемых в общественное производство, что должно привести к существенной модификации традиционной социальной структуры. Этому подходу, как и всей концептуальной линии постиндустриализма, присущи оттенки технологического детерминизма, что стало причиной ее критики со стороны исследователей - приверженцев концепции постмодернизма, которая широко распространилась в футурологических исследованиях 1980/90-х годов.

В русле этого подхода лежит развернутое определение постиндустриализма данное Д. Беллом. "Постиндустриальное общество определяется как общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни; в котором класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений... во все большей степени стало зависеть от достижений теоретического знания... Постиндустриальное общество... предполагает возникновение нового класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов или технократов"[10] .

Второй подход связан с определением нового состояния цивилизации через анализ его отдельных признаков - в частности информационных процессов. В начале 1960-х годов фактически одновременно в Японии и США был введен в научный оборот термин "информационное общество", положивший начало одноименной теории. Теория информационного общества начала разрабатываться в трудах таких авторов, как М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р. Катц.

Темпы развития информационных технологий, по мнению сторонников этой концепции, переводят постиндустриальное общество в новое качественное состояние или стадию информационного общества. К примеру, анализируя период 1940/70-х гг. Й. Масуда отмечает, что смена поколений компьютерной техники и переход от одного технологического решения к другому, более совершенному, происходит с все возрастающей быстротой. Скорость развертывания информационной революции не только от трех до шести раз выше темпов развития технологий использования энергии, но и имеет тенденцию к постоянному ускорению.

Концепции М. Маклюэна и Э. Тоффлера.

В то время, когда электронные СМИ получают все новое развитие и современные информационные технологии, основанные на достижения Hi-Tech, все более становятся повсеместно внедряемыми во всех сферах жизни человека; одновременно с этими процесссами расширяется дискурс о функциях средств массовой коммуникации, роли информации в жизни общества и тенденциях построения информационного общества.

Поэтому, в нашей работе мы рассмотрим теоретические концепции Маршалла Маклюэна и Элвина Тоффлера. Необходимо заметить, что эти исследователи и их концепции вызывали неоднозначное отношение со стороны традиционной науки. Порой их критикуют за чрезмерную "публицистичность" и ориентацию их книг и концепций на широкий общественный дискурс. Пик популярности Маклюэна пришелся на 1960/70-е гг., а Тоффлера на 1980/90-е гг.

Итак, Маршалл Маклюэн (1911 - 1980) является одной из наиболее ярких - если не самой яркой - фигур интеллектуальной жизни США 60-70-х годов. Среди множества работ, принадлежащих его перу, могут быть выделены такие наиболее известные, как Галактика Гутенберга" ("The Gutenberg Galaxy", 1962), "Понимая медиа: продолжения человека" ("Understanding Media: The Extensions of Man", 1964), "Медиум - это Послание" ("The Medium is the Message", 1967), "Война и мир в глобальной деревне" ("War and Peace in the Global Village", 1968). В них Маклюэном наиболее полноценным образом были представлены его философские воззрения, изложена собственная культурологическая концепция и развита теория коммуникационных технологий, являющихся основополагающими для становления и развития современного массового общества. Репутации первопроходца и классика в области теории массовых коммуникаций при жизни Маклюэна сопутствовала и его широчайшая известность в качестве популярнейшего персонажа американской массовой культуры, в эти десятилетия буквально не сходившего с экранов телевизоров и страниц периодических изданий, прославившегося своими мудрыми и остроумными изречениями "пророка из Торонто". На поддержание этого имиджа работало также и графическое оформление его книг, разительно отличавшихся по облику, благодаря усилиям лучших графиков, фотографов и художников того времени, от сухих и невзрачных научных работ. Редко упоминаемой является также религиозная направленность творчества Маклюэна: будучи католиком по убеждению (принял католичество в 1937 г.), он полагал, что масс-медиа являются Посланием, ниспосланным человеку свыше и поддающимся разгадке лишь по мере их развития.

Мы остановимся лишь на основных взглядах Маклюэна, в которых он высказал предположение относительно эпохи глобальной коммуникации, основанной на цифровых технологиях, в которой мы сейчас имеем возможность жить.

Отличительной особенностью взглядов Маклюэна является то обстоятельство, что технологии коммуникации рассматриваются им в качестве решающего фактора процесса формирования той или иной социально-экономической системы. Так, уже в "Галактике Гутенберга" он показывает, что развитие и экономической и социально-политической инфраструктуры индустриального общества было бы невозможно без того кардинального изменения коммуникативных стратегий, которое повлекло за собой изобретение печатного пресса. Лишь в условиях эгалитарно-массового распространения слова становятся возможными и частнособственническое предпринимательство и демократизация общества на основе избирательного права, поскольку именно словом печатным, а не устным и даже не письменным формируется исходный элемент и центральный агент такого общественного устройства - атомизированная, герметически изолированная от всех иных человеческая индивидуальность со специфической сенсорикой, ментальностью и телесностью.

Радикальная трансформация "сенсорного баланса", начало которой было положено еще изобретением письменности, в эпоху безраздельного господства печатного слова приводит к почти полному атрофированию всех иных каналов сенсорного восприятия кроме визуального: человек превращается по сути дела в один большой глаз, у которого все иные возможности сенсорного контакта и, соотвественно, коммуникации - тактильной, звуковой, обонятельной, вкусовой - сведены к минимуму.

Подобная оценка роли коммуникационных технологий в процессе становления и развития как самого человеческого существа, так и создаваемых им организационных структур позволила Маклюэну сделать вывод о том, что технологии вообще, а технологии коммуникации в первую очередь являются средством "продолжения" и одновременно "расширения" (extension) человеческих органов. Но если в случае колеса и телескопа речь идет о "расширении" возможностей движения и зрения, т.е. отдельных способностей человека, то в случае электронных (или "электрических" как называл их Маклюэн) средств коммуникации, ведущих свое происхождение от проволочного телеграфа, речь идет уже о "продолжении" и "расширении" самой нервной системы человека.

Нетрудно заметить, что данный тезис является полностью корректным лишь по отношению к новейшему, Маклюэну неизвестному (персональный компьютер был изобретен три года спустя после его смерти) средству массовой коммуникации - Интернету, чего нельзя сказать о всех его электрических и электронных предшественниках, телеграфе, телефоне, радио и телевидении. Только на уровне компьютерных технологий и массового их использования становится возможным моделирование разрозненных фрагментов интеллекта человека, элементов его сенсорики и психосоматической организации. В этих условиях тезис Маклюэна приобретает характер удивительно точного предсказания феномена, зарождение которого было упущено из виду даже многими его современниками (напр., тем же Биллом Гейтсом).

Еще одним подтверждением того, что в исследованиях Маклюэна по сути дела речь идет уже не столько о современных ему масс-медиа, сколько о тех, которые приходят им на смену в конце века, является известнейший его тезис о "глобальной деревне"[11] , в которую превращается вся планета в эпоху электронных коммуникаций. Тенденция к ликвидации государственных границ, уничтожению языковых барьеров и аннулированию гигантских расстояний между континентами, лишь едва наметившаяся в эру телефона, радио и телевидения, становится реальностью лишь сегодня при наличии мгновенно связывающей любые точки планеты глобальной компьютерной сети.

Происходящая тут радикальная трансформация основополагающих коммуникативных стратегий нередко затушевывается вполне понятным стремлением видеть в Интернете еще одно, принципиально не отличающееся от прочих средство массовой коммуникации,


10-09-2015, 17:13

Страницы: 1 2 3 4 5
Разделы сайта