Правовое обеспечение процедуры банкротства в Украине

Правовое обеспечение процедуры банкротства в Украине

Содержание

1. Правовая природа отношений несостоятельности (банкротства)

2. Принципы отношений несостоятельности (банкротства)

3. Способы и приемы воздействия на участников отношений несостоятельности (банкротства)

4. Право несостоятельности — подотрасль хозяйственного права

Выводы

Список литературы
1. Правовая природа отношений несостоятельности (банкротства)

Период становления рыночных отношений в экономике Ук­раины сопровождается кризисом неплатежей, взаимной задолжен­ностью хозяйствующих субъектов, накоплением долгов. Правовой и экономической защитой от негативных последствий переходного периода в экономике является Закон Украины от 30.06.1999 г. №784-Х1У "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" (в дальнейшем — Закон).

Банкротство — всегда сопутствующий элемент рыночной экономики, без которого не обходится и Украина.

На сегодняшний день в практике для обозначения одно­го и того же явления применяются два термина: несостоя­тельность и банкротство. Замещение одного термина другим возникло под влиянием законодательства и судебной прак­тики англоязычных стран, где эти термины употребляются как омонимы. Но даже в законодательстве этих государств термин "банкротство" имеет узкое, строго специальное зна­чение, как частный случай несостоятельности. Банкротство — это виновное совершение должником уголовно наказуемо­го деяния.

Такую же позицию занимало в дореволюционное время и российское законодательство. По мнению юриста Г.Ф. Шершеневича, под несостоятельностью следует понимать такое состояние имущества должника, официально засвидетельствованное (уста­новленное в судебном порядке), которое дает основа­ние предполагать недостаточность его для покрытия всех долгов собственника. Такое положение вещей служит основанием кон­курсного производства, т.е. порядка равномерного распределения имущества должника между всеми его кредиторами.

В современном законодательстве Украины конкурсное про­изводство в понимании Г.Ф. Шершеневича соответствует ин­ституту банкротства. Поэтому будет правильным, если вместо термина "банкротство" будет употребляться термин "несостоятельность", так как он более верно отражает глубину рассмат­риваемых отношений.

Вопросы несостоятельности были предметом исследования Н.И. Титова, В.В. Джуня, Р.Г. Афанасьева, А.М. Бирю­кова и др. При этом история становления законода­тельства о несостоятельности в Украине изучена достаточно хорошо. Кроме того, авторы заострили свое внимание, в ос­новном, на проблемах совершенствования законодательства о несостоятельности. Что же касается правовой природы отноше­ний несостоятельности, то этот аспект остался за пределами научных исследований.

Экономические вопросы отношений несостоятельности (бан­кротства) были исследованы учеными-экономистами: В.П. Ас­таховым, И.А. Бланком, Н.Ю. Возияновой, О.О. Терещенко и др.

Между тем без научного осмысления сущности и характера отношений несостоятельности нельзя совершенствовать зако­нодательство.

Поэтому целями и задачами настоящего исследования яв­ляется предмет правового регулирования отношений несостоя­тельности. Для этого необходимо определить сущность отношений несостоятельности, дать им общую характеристи­ку, установить их отраслевую принадлежность, отграничить их от подобных отношений смежных отраслей права. И наконец, выделить признаки отношений несостоятельности и сформу­лировать понятие предмета их правового регулирования.

Действительно, до 1992 г. Украина не знала правоотношений несостоятельности. Все вопросы неплатежеспособности разреша­лись на административном уровне или посредством гражданского или арбитражного судопроизводства. Специального правового ре­гулирования отношений несостоятельности не было.

В тех условиях, когда сфера правового регулирования зауже­на, когда не используются возможности права для упорядочения общественных отношений, в обществе возникает угроза произво­ла, хаоса, непредсказуемости в тех областях человеческих отно­шений, которые нужно и можно упорядочить с помощью права.

В этой ситуации необходимо регулировать правом возник­шие новые отношения. В сферу правового регулирования долж­ны входить те отношения, которые имеют следующие признаки. Во-первых, это отношения, в которых находят отражение как индивидуальные интересы членов общества, так и интересы общесоциальные. Во-вторых, в этих отношениях реализуются взаимные интересы их участников, каждый из которых идет на какое-то ущемление своих интересов ради удовлетворения ин­тересов другого. В-третьих, отношения эти строятся на основе согласия выполнять определенные правила, признания обяза­тельности этих правил. В-четвертых, эти отношения требуют соблюдения правил, обязательность которых подкреплена дос­таточно действенной силой.

С другой стороны, необходимо четко определить, к какой отрасли права следует отнести возникшие новые отношения несостоятельности. Это позволит надлежащим образом и с боль­шим эффектом их регулировать.

Предмет является материальным критерием разграничения норм права по отраслям, а метод служит дополнительным юри­дическим критерием, так как он производен от предмета. Именно предмет обусловливает необходимость выделения той или иной отрасли, а когда отрасль обозначается, появляется и соответ­ствующий метод регулирования.

Какие элементы входят в предмет правового регулирова­ния, что позволяет по таким признакам разграничивать одно­родные общественные отношения?

В структуру предмета правового регулирования входят сле­дующие элементы: субъекты; объекты регулируемых обществен­ных отношений; социальные факты, способствующие возникновению соответствующих отношений; практическая деятельность людей. Предмет правового регулирования — это та сфера, на которую распространяется право.

Кроме того, отношениям, попадающим в сферу предмета правового регулирования той или иной отрасли права, прису­щи следующие черты:

· жизненно важные для человека и его объединений отно­шения;

· волевые, целенаправленные (разумные) отношения;

· устойчивые, повторяющиеся и типичные отношения;

· отношения поведенческие, за которыми осуществляется внешний контроль (например, юрисдикционными органами).

Как справедливо заметил С.С. Алексеев, от содержания и характера предмета во многом зависят особенности содержания правового регулирования. Те или иные виды общественных от­ношений (например, организационные, имущественные, властно-карательные) способны "принимать" не вообще пра­вовое регулирование, а правовое регулирование строго опреде­ленных видов или в известном диапазоне таких видов, что в принципе и предопределяет деление права на отрасли. На специ­фику правового регулирования влияют также элементы обще­ственных отношений — положение его субъектов, особенности объектов и др. Только волевые, общественные отношения могут быть охвачены предметом правового регулирования. Поэтому не­посредственным предметом правового регулирования выступает волевое поведение участников общественных отношений, пове­дение, через которое только и можно осуществлять стимулиро­вание или принуждение.

Отношения несостоятельности в своей основе имеют та­кой объект, как денежное обязательство, имеющее граждан­ско-правовую природу. Может ли это означать, что отношения несостоятельности входят в предмет гражданско-правового ре­гулирования?

Основными чертами гражданских правоотношений явля­ются:

· широкий круг участников гражданских правоотношений;

· юридическое равенство участников гражданских право­отношений по отношению друг к другу, их организационно-правовая и имущественная обособленность;

· инициатива и диспозитивность участников в становле­нии и реализации гражданских правоотношений;

· множество самых разнообразных объектов гражданских правоотношений;

· специфика мер и особый исковый порядок защиты граж­данских прав, а также характер гражданско-правовой ответствен­ности;

· разнообразие оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений, именуемых юри­дическими фактами.

По мнению выдающегося юриста С.Н. Братуся, решающим специфическим признаком имущественных отношений, регули­руемых гражданским правом, признаком действительно единым, обобщающим, охватывающим все эти отношения, является не имущественно-распорядительная, а просто имущественная са­мостоятельность субъектов. Согласно С.Н. Братусю, в граж­данско-правовых отношениях находят свое закрепление имущественные отношения — поведение участников этих отно­шений по поводу вещей, к которым они относятся как к своим либо как к находящимся в их владении и пользовании. Это пове­дение обеспечивается принудительной силой государства, ста­новится содержанием обязанности и правомочия.

Кроме имущественных отношений в предмет гражданского права входят также и неимущественные отношения, что, есте­ственно, накладывает свой отпечаток на характер этих отноше­ний. И здесь можно сфокусировать три общих признака гражданских правовых отношений.

Во-первых, их участники равны как собственника и (или) товаропроизводители (в имущественных связях); как индиви­дуумы (в неимущественных отношениях). Такое равенство уча­стников базируется на одинаковой ценности их потребностей и интересов в гражданском обществе, одинаковых подходах оцен­ки их временных и трудовых затрат; на возможности удовлетво­рения индивидуальных интересов единообразными способами, сложившимися в общественной практике.

Во-вторых, каждый участник гражданского общества об­ладает автономной волей. Он принципиально не зависит от воли других участников и властных структур в принятии решений и их осуществлении.

В-третьих, участники отношений, входящих в предмет граж­данско-правового регулирования, обладают имущественной самостоятельностью. Под этим понимается не просто наличие или отсутствие имущества у лица, а взаимно признаваемая воз­можность иметь имущество в собственности, доходы, пенсии, пособия и т.п. Это качество учитывается в первую очередь в имущественных отношениях. Но оно предполагается и в неиму­щественных. Даже при охранительном воздействии на конф­ликтную ситуацию при нарушении личного блага, например, при защите деловой репутации, возможность возмещения мо­рального вреда определяется презюмируемой имущественной самостоятельностью субъекта.

В отношениях несостоятельности может отсутствовать иму­щественный элемент. Это, в частности, отношения по самоуп­равлению кредиторов, где их права зависят от размера их денежных требований. Иными словами, в зависимости от раз­мера своего денежного требования кредитор имеет соответству­ющее право голоса, которое используется при принятии решения. Причем решения такого большинства могут приниматься воп­реки воле меньшинства. В этой ситуации имеет место неравное положение участников правоотношений. С другой стороны, при банкротстве некоторых категорий субъектов предприниматель­ской деятельности в качестве участников выступают органы местного самоуправления, центральные органы исполнитель­ной власти, государственные органы по вопросам чрезвычай­ных ситуаций, охраны природы и ядерной безопасности, по делам надзора за страховой деятельностью и т.д.

Значит ли это, что отношения несостоятельности состав­ляют предмет административного права?

Предмет административного права составляет широкий комплекс общественных отношений, которые возникают в связи с реализацией функций государственной исполнительной вла­сти, управляющей обществом. При этом административному праву присущи определенные границы правового регулирова­ния — сфера деятельности органов государственной исполни­тельной власти, а также выполнение органами местного самоуправления делегированных государством функций испол­нительной власти.

Отношения, составляющие предмет административного права, имеют следующие черты:

· возникают только в результате государственно-управлен­ческой (властной) деятельности;

· обязательное участие в них исполнительно-распоряди­тельного органа государства;

· всегда являются следствием осведомленной, целенаправ­ленной, волевой деятельности от имени государства.

Отношения, подпадающие в сферу правового регулирова­ния административного права, в частности, возникают между:

· органами государственного управления и подчиненны­ми предприятиями, учреждениями и организациями;

· органами государственного управления и не подчинен­ными им предприятиями, учреждениями и организациями.

Административно-правовая концепция исходит из того, что административно-правовые нормы регулируют управлен­ческие отношения в сферах хозяйственной деятельности. В свя­зи с этим необходимо заметить, что основными условиями отнесения общественных отношений к управленческим, состав­ляющим предмет административного права, являются:

· участие в них соответствующего органа исполнительной власти либо его представителя;

· связь с осуществлением исполнительной власти.

В отношениях несостоятельности взаимно переплетаются имущественные и организационные отношения. С одной сторо­ны, основная цель кредиторов состоит в погашении их денеж­ных требований, с другой — для реализации своей цели кредиторам необходимо образовать комитет (сообщество), ко­торый будет выступать от имени всех. Следовательно, такого рода отношения имеют отличия от предмета гражданского и административного права. И вполне закономерен вопрос о воз­можности вхождения отношений несостоятельности в предмет хозяйственного права.

Один из основоположников хозяйственного права В.В. Лап­тев утверждал, что нормами хозяйственного права регулируют­ся как отношения по руководству хозяйством, так и отношения, возникающие при осуществлении хозяйственной деятельности. Такие отношения складываются при осуществлении хо­зяйственной деятельности (отношения по горизонтали) и при руководстве ею (отношения по вертикали, хозяйственно-уп­равленческие отношения) между организациями, а также между их подразделениями и организацией в целом (внутрихозяйствен­ные отношения).

В.В. Лаптев классифицировал хозяйственные отношения по объекту и субъектам. По объекту он выделял две группы хозяйственных отношений: связанные с осуществлением хозяйственной деятельности (правоотношения по горизонтали) и с руководством хозяйственной деятельности (правоотноше­ния по вертикали). По субъектам такие отношения классифи­цируются на правоотношения между хозяйственными органами и правоотношения, складывающиеся внутри хозяйственных органов (внутрихозяйственные правоотношения).

Хозяйственные отношения как предмет регулирования со­стоят из двух элементов — организационного (организация про­изводства, обмена) и имущественного. Совокупность хозяйственных отношений, которые возникают между хозяй­ствующими субъектами, их контрагентами, органами управле­ния в процессе организации и осуществления хозяйственной деятельности (производства и реализации продукции, выпол­нения работ, оказания услуг), составляет предмет хозяйствен­ного права.

Г.Л. Знаменский указывает на особенности хозяйственных отношений. Сочетание вертикальных и горизонтальных связей укрепляет хозяйственные отношения. Возможность такого сочета­ния и тем самым возможность единства хозяйственных отноше­ний создается тем, что каждая из этих связей (вертикальная или горизонтальная) не является "чистой": она содержит в себе эле­менты другой связи. Если пользоваться другой терминологией, то можно сказать, что частные (горизонтальные) отношения вклю­чают в себя определенное публичное (вертикальное) начало. То же самое можно сказать и о публичных вертикальных отношениях — в них учитывается частное начало (частный интерес).

Из приведенных понятий предметов гражданского, админи­стративного и хозяйственного права возникает вопрос: предме­том какой отрасли права являются отношения несостоятельности (банкротства)?

Так, В.С. Щербина считает, что институт банкротства — это институт хозяйственного права, В.В. Джунь — что это подотрасль, а Н.И. Титов полагает, что институт банкрот­ства — это комплексный институт. Однако аргументов в пользу таких выводов авторы не приводят.

Только на основании анализа правовой природы отношений несостоятельности можно подтвердить или опровергнуть приведенные выводы.

Отношения несостоятельности возникают вследствие непла­тежеспособности хозяйствующего субъекта. Доктрина неплатежес­пособности построена на факте приостановления должником платежей по обязательствам. Как справедливо заметил дореволю­ционный российский юрист Г.Ф. Шершеневич, платежная неспо­собность возбуждает предположение недостаточности имущества прекращением платежей, т.е. отсутствием наличных средств для покрытия предъявленных к исполнению требований.

Доктрина неоплатности состоит в факте превышения раз­мера обязательств должника над стоимостью его имущества. Однако при использовании такого критерия возникают затруд­нения у кредиторов в доказательстве состояния неоплатности должника, поскольку документы, подтверждающие финансо­вое и имущественное состояние должника, у кредитора, есте­ственно, отсутствуют. В связи с чем Закон в качестве условия для возбуждения дела о банкротстве (возникновение отноше­ний несостоятельности) прежде рассматривает критерий не­способности к исполнению текущих платежей. При этом законодатель предусмотрел определенные количественные и ка­чественные показатели (временные, видовые и размерные). Ре­шение о выборе конкретных показателей законодатель основывает на принципах разумности и целесообразности, учи­тывая в первую очередь необходимость стабильного торгового оборота и опираясь на статистические данные.

Далее Закон установил такие признаки неплатежеспособ­ности: неисполнение денежных требований кредиторов в тече­ние трех месяцев; размер неисполненных обязательств — 300 минимальных размеров заработной платы.

Следует иметь в виду, что в современном законодательстве о несостоятельности России, США, Англии, Франции, Герма­нии в качестве барьерных условий для возбуждения производ­ства по делу о несостоятельности, как правило, используются показатели, базирующиеся на критерии неспособности к испол­нению текущих обязательств, т.е. неплатежеспособности.

Отношения неплатежеспособности возникают не с момен­та наступления условий неплатежеспособности хозяйствующего субъекта, а с момента возбуждения дела о банкротстве. Имен­но процессуальный акт (определение) хозяйственного суда яв­ляется юридическим фактом, порождающим отношения несостоятельности. Иными словами, приостановление должни­ком уплаты текущих платежей по денежным обязательствам яв­ляется лишь предпосылкой для инициирования производства по делу о банкротстве.

Еще в 1890 Г.Ф. Шершеневич разделил конкурсное право на две части. Одна часть носила название материальное конкур­сное право, или конкурсное право в тесном значении слова, и являлась отделом частного, гражданского права. Другая часть — формальное конкурсное право, или конкурсное производство — связана с гражданским судопроизводством. Но уже в то вре­мя велись дискуссии об особом конкурсном производстве, о его отличиях от гражданского судопроизводства и исполнитель­ного производства. Развитию экономических отношений той эпо­хи соответствовало конкурсное право, которое в своей основе содержало ликвидационную процедуру в современном пони­мании отношений несостоятельности. Реабилитационных мер в отношении частных хозяйств с целью восстановления их пла­тежеспособности конкурсное право не содержало. Задача кон­курсного права сводилась к равномерному распределению имущества должника перед всеми кредиторами. Поэтому деление конкурсного права на нормы материальные и процес­суальные в эпоху Г.Ф. Шершеневича было оправдано.

Как справедливо заметил В.В. Степанов, в XX веке в струк­туре производительных сил произошли значительные измене­ния. Соответственно изменился состав и содержание субъектов предпринимательской деятельности. В США финансовые зат­руднения железнодорожных компаний явились первопричиной появления реорганизационных процедур. Такие проблемы воз­никли в других странах и в других отраслях промышленности. В связи с чем в национальных законодательствах о несостоятель­ности разных стран стали появляться реабилитационные тен­денции. В современных системах несостоятельности в развитых странах рыночной экономики значительное место занимают ре­абилитационные режимы, а конкурсное производство является лишь одной из процедур.

Закон Украины "О банкротстве" образца 1992 г. по своей сути был нормативным актом, "принесенным" из эпохи XIX века, с типичным конкурсным правом по целям и задачам. Поэтому и научные исследования проводились путем анализа двух видов отношений — материальных и процессуальных. На наш взгляд, такое деление возможно лишь для ликвидаци­онной процедуры. Ведь отношения несостоятельности столь многогранны, охватывая огромный спектр деятельности хозяй­ствующего субъекта, что ограничиться лишь материальными или процессуальными аспектами нельзя. С другой стороны, от­ношения несостоятельности обладают единством, что не по­зволяет их четко разделить, сказав: "Это — исключительно материальные отношения, а это — процессуальные". Это под­тверждает тот факт, что В.В. Джунь при рассмотрении процес­суального механизма института несостоятельности приходит к выводу, что по методологии влияния на субъектов правоотно­шений институт несостоятельности следует рассматривать как подотрасль хозяйственного права. Иными словами, анализируя процессуальные отношения несостоятельности, В.В. Джунь де­лает вывод о материальных отношениях.

Поэтому классификация отношений несостоятельности на материальные и процессуальные была целиком и полностью оп­равдана для конкурсного права ХIХ века. Но эта классификация неприемлема для отношений, вытекающих из Закона»Украины № 784-ХIV "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" образца 1999 г., отвечающего всем требованиям рыночной экономики. Необходима иная классифи­кация отношений несостоятельности, учитывающая характер пра­воотношений, исходя из рыночных тенденций в экономике и правового положения участников этих отношений. Какие же виды отношений содержит в себе институт несо­стоятельности? Прежде всего, два основных вида: имущественные и не­имущественные (схема 1).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7