Лингвистическая аргументация

КУРСОВАЯ РАБОТА

Лингвистические аспекты аргументации

(на примере юридического дискурса)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Теория аргументации как интегральная дисциплина

1.1. Теория аргументации как научная дисциплина

1.1.1. Аргументация как комплексное явление

1.1.2. Процесс аргументации: среда и составляющие

1.1.3. Виды аргументации

1.1.4. Максимы аргументации

1.2. Теория аргументации и риторика

1.2.1. Античная риторика как концептуальная основа современной теории аргументации

1.2.2. Теория аргументации и неориторика

1.2.3. Логические основы естественноязыковой аргументации

1.3. Теория аргументации и когнитология

2. Особенности аргументации в юриспруденции

2.1. Аргументация в юридическом дискурсе: соотношение логики и риторики

2.2. Социальные параметры аргументативной ситуации в юридическом дискурсе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Внимание к проблемам аргументации в логике и неориторике на пороге второго тысячелетия и, как следствие, формирование теории аргументации обусловлены двумя факторами, а именно, социологизацией знаний и углубляющейся внутринаучной специ­ализацией, результатом которой стало появление множества новых научных дисциплин (социология коммуникации, когнитология, конфликтология, эпистемология, праксиология).

Аргументирование представляет собой форму деятельности чело­века, в которой он реализует себя как языковая личность, и в кото­рой оказываются задействованными его знания и представления, си­стема ценностей и здравый смысл, коммуникативные навыки и ло­гическая культура, его эпистемическое и эмоциональное состояния, социальные параметры аргументативной ситуации. Все это свиде­тельствует о сложной природе аргументации как процесса и объяс­няет интегральный характер теории аргументации.

Аргументация реализуется как аргументативный дискурс, опреде­ляющими особенностями которого становятся противоречие, выра­жающееся в когнитивном или аксиологическом конфликте, в столк­новении мнений, и противопоставление как когнитивное моделиро­вание сообщения, как техника убеждения.

Несмотря на довольно большое число работ по различным аспектам аргументации, популярности аргументации как объекта исследования [А.П. Алексеев 1991; Г.А. Брутян 1992; А.А. Ивин 2000; В.И. Курбатов 1995; Г.И. Рузавин 1997], не представляется возможным говорить о наличии целостной теории. Сама проблема аргументации продолжает оставаться одной из самых сложных в логике, и почти незатронутой в лингвисти­ке [А.Н. Баранов 1990; Е.Н. Белова 1995; Т.В. Губаева 1995; Н.Н. Ивакина 1999; Е.В. Клюев 1999; Н.Ю. Фанян 2000]. Фактически, естественноязыковая аргу­ментация сравнительно недавно стала предметом изучения [А.Н. Баранов 1990]. Слож­ность определения и построения теории аргументации заключается в комплексном характере последней. Поэтому дать определение аргу­ментации, которое бы в равной мере устроило всех специалистов, вряд ли возможно. Едва ли можно согласиться, например, с опреде­лением аргументации, сделанным А. Бирсом: «Аргументация - это способ заставить другого сделать то, что не хочется делать самому» [см.: Баранов 1990. С.5]. Такая интерпретация касается только части процесса аргументации. Как речевое воздействие на ментальную сферу реципиента аргумен­тация является объектом глобальной и междисциплинарной теории речевого воздействия. Область пересечения теории аргументации и теории речевого воздействия велика, но не поглощает первую контекстом, с учетом социальных факторов, моделей меняющегося поведения цели­ком, так как аргументация может осуществляться и невербальными спо­собами, то есть неречевыми.

Предметом исследования является анализ построения аргументации как интегральной науки вообще, и в юридическом дискурсе, в частности; процесс принятия решения в условиях конфликта альтернативных фреймов (точек зрения).

Объектами исследования определены семантика юридического дискурса как лингвистическая манифестация предлагаемых коммуникантами фреймов для оценки событий и предписания решений проблемы и структура аргументативного дискурса как отражение коммуникативной тактики.

Материалом исследования послужили отечественные, переводные и зарубежные библиографические источники.

Целью работы является выявление взаимосвязей логического и языкового аспектов аргументации при её использовании в теории аргументации и юридическом дискурсе, определение зависимости построения аргументативного дискурса от коммуникативных намерений аргументатора.

В процессе достижения поставленной цели и предмета исследования решались следующие задачи :

1. характеристика теории аргументации как интегральной научной дисциплины;

2. анализ общего процесса аргументации;

3. рассмотрение видов и максим аргументации;

4. описание аргументативного дискурса в терминах теории речевых актов;

5. анализ аргументации в риторическом, логическом и когнитивном аспектах;

6. описание особенностей применения аргументации в юридическом дискурсе.

Методологической основой работы является индуктивно-дедуктивный метод с использованием комплексной методики лингвистического анализа, включающей приёмы описательного метода, метод логического моделирования, а также логико-семантический анализ; анализировалась содержательная сторона аргументативного дискурса и исследовалась связь между составляющими его смысловыми блоками при помощи метода суперлинеарного анализа.

Научная новизна работы заключается в выборе объекта исследования – юридического дискурса, а также в использовании комплексного подхода и применения фреймовой методики при изучении аргументативного дискурса как языкового образования, характеризующегося фреймовой детерминированностью семантики и структуры.

Проведённый анализ аргументативного дискурса в рамках риторического, логического, прагмалингвистического и когнитивного подходов определяет теоретическую значимость работы.

Данное исследование имеет также практическое значени е . Его материалы могут быть использованы для проведения занятий по риторике, юридической риторике, а также при обучении студентов практическому владению родным языком для ведения диспутов, дискуссий, полемик.

Структура. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.

1. Теория аргументации как интегральная дисциплина

1.1. Теория аргументации как научная дисциплина

1.1.1. Аргументация как комплексное явление

Слово «аргументация» восходит к латинским словам аrgumentum, arguo, означающим «пояснение», «проясняю». Аргументацию можно определить как социальную, интеллектуальную, вербальную деятельность, служащую оправданию или опровержению точки зре­ния, представленную системой утверждений, направленных на дос­тижение одобрения у определенной аудитории [А.П. Алексеев 1991]. В ходе аргументации говорящий действитель­но стремится как можно яснее представить свою точку зрения, игно­рируя в некоторых случаях возможные последствия своих доказа­тельств и реакцию адресата. По этой причине в основу многих дру­гих определений аргументации положен фактор разногласия [ M. A. Gilbert 1995. P. 2]. Кроме этого аргументация определяется как «тех­ника речи, направленная на убеждение собеседника, аудитории» [Ю.В. Рождественский 1999], «способ рассуждения, являющийся мыслительным процессом» [А.Г. Брутян 1992], «приведение одних доказательств для подкрепления или обоснования других» [В.Ф. Берков; см. Е.В. Клюев 1999], «способ до­казательства» [В.Ф. Асмус; см. Е.В. Клюев 1999].

На наш взгляд, аргументация представляет собой коммуника­тивную деятельность субъекта в триединстве вербального, невербального и экстралингвистического, целью которой является убе­ждение адресата через обоснование правильности своей позиции.

В процессе аргументирования говорящий реализует себя как языковая личность, демонстрируя свою языковую, коммуникативную и линг­вистическую компетенцию. Задействованными оказываются его знания, представления, здравый смысл, ценностная система, его эпистемическое, эмоциональное состояние, а также его социальный статус и социальные роли, которые ему приходится «исполнять».

В становлении теории ар­гументации как научной дисциплины решающими оказались две «волны» во второй половине нынешнего столетия: 60-70-ые гг., ког­да С. Тулмин, Х. Перельман, Ольбрехт-Титека [ S. E. Toulmin, Ch. Perelman and Olbrechts- Tyteca 1958] поставили вопрос о сущности аргумента и аргументация применительно к языковой аргументации, и исследования, последовавшие в 80-х гг. [ F. H. Eemeren, R. Grootendorst 1984; 1987], когда теория аргументации завоевала популярность. Но даже после двадцати лет исследований теорию аргументации описывали лишь как дисциплину будущего ( would- be- discipline) [ C. A. Willard 1982]. Современная теория аргументации может быть определена как интегральная дисциплина, сочетающая данные логики, психологии, лингвистики, философии, социологии, праксиологии и многих других дисциплин [А.Н. Баранов 1990. С. 6].

Интерес к естественноязыковой аргументации, проявляемый во второй половине XX века в философии, психологии, риторике, логике, лингвистике, когнитологии, социологии, конфликтологии, эргономике, является отражением параллельных процессов неуклонной интеграции наук в рамках когнитивной парадигмы и углубляю­щейся внутринаучной специализации. С другой стороны, стремле­ние создать целостную теорию аргументации обусловлено ее связью с такими актуальными направлениями как инженерия человеческих факторов, категоризация поведения человека, моделирование чело­веческой деятельности. В сущности, когнитивная парадигма, став­шая интегрирующим фактором для многих научных дисциплин, - это еще одна, новая попытка приблизиться к познанию природы че­ловеческого разума. Отличает ее от всех предыдущих осознание спе­циалистами того факта, что успехом она увенчается только в резуль­тате общих усилий психологии, лингвистики, антропологии, фило­софии, компьюторологии [см. А.Н. Баранов 1990].

Этому же способствует и все чаще осознаваемая необходимость раздвинуть границы области, которая ранее считалась сугубо линг­вистической. Ведь применение силы (как кинесическое воздействие) можно рассматривать как вид аргументации, одну из форм продол­жения спора. При этом, однако, неизбежно возникает вопрос о по­граничных случаях в определении концепта аргументации. Бокс, например, где применяется физическое воздействие, тоже имеет цель доказать, убедить собравшихся, что один соперник сильнее другого, но цель убеждения вторична, и бокс не может рас­сматриваться как аргументация. Не менее важно и то, что убежде­ние, являющееся целью аргументации, обязательно включает фак­тор добровольного выбора со стороны убеждаемого. Многие другие неязыковые элементы общения, такие как ирония, лесть, ложь, так­же должны получить место в соответствующих лингвистических по­строениях [Е.В. Клюев 1999].

Следовательно, естествен­ноязыковая аргументация, развивающаяся в интерсубъектной среде, может изучаться только в единстве с невербальным ком­муникантом. Интеграция наук и их взаимовлияние привели к тому, что на авансцену в теории аргументации вышли факторы социаль­ного характера - фактор доверия при аргументации, дистанция междуисходной и получаемой информацией, эмоциональное воздействие на реципиента, формирование его позиции и др. Это влечет за собой решение следующих вопросов: особенности аргументативного дискурса, соотношение аргументации и доказательства; соотношение аргументации в различных функциональных стилях; соотношение информативной достаточности и избыточности при аргументации; макро- и микро речевые акты; структурирование аргументации; тек­стовые категории в формировании аргументативного дискурса; конфигурация социальных ролей и ее влияние на аргументативный дискурс; монологический и диалогический типы аргументации; соотношение вербально и невербально передаваемой информации; типология конфликтности и характер ее соотношения с кооперативностью; контекстная обусловленность высказывания в аргументативном дискурсе; аффективные последствия аргументации; национально и исторически маркированные модели аргументации. Новый этап в развитии теории аргументации связан с повседневной коммуникацией [В.П. Конецкая 1997], с непосредственным речевым воздействием.

Основанием для оценки зрелости любой дисциплины является анализ ее моделей, которые, как правило, сводятся к логическим или математическим понятиям. Но модели могут быть и когнитивными. Их составляющими выступают представления, отношения, ценности, процессы в памяти, схемы, ассоциации, последовательности, активно используемые при аргументации. Каплан, например, выделил несколько таких моделей, назвав их когнитивными стилями: 1) первичный ( literacy) - описание случаев и примеров, 2) академический - применение принципов к отдельным примерам, 3) эвристический, где внимание фокусируется на доказательстве и применяются научные методы, 4) символический, где математические формулировки порождают новые гипотезы, 5) стиль постулатов, где правильность доказательств важнее, чем содержание пропозиций, 6) формальный, когда несколько возможных сфер содержания объединяются в одну систему постулатов [см. D. На mple 1982. P. 260].

При изучении когнитивных моделей аргументации не следует забывать и том, что модели могут иметь характер стереотипов, а мотивы, которые часто оказываются определяющими при выборе стратегии и тактики коммуникации остаются индивидуальными. Кроме того, представить модели аргументации еще недостаточно, нужно связать их в единое целое, чтобы получился инференциальный алгоритм, который и будет представлять собой систему аргументации [А.Н. Баранов 1990]. Модели аргументации, так же как и аргументы, могу иметь историческое измерение [ J. L. Polloc 1996]. Некоторые модели аргументации (как формальные, так и интеракциональные) с течением времени могут перейти на второстепенные позиции вследствие изменений в ценностных системах, философских парадигмах и т.д. [ T. B. Farrell 1982. P. 123]. Существуют проблемы, обсуждаемые десятилетиями (моральные аспекты, войны, смертная казнь и т.д.), и акценты в процессе аргументации расставляются в зависимости от исторических и социальных реалий. Некоторые виды аргументации приобретают исторически специфический характер, как, например, публичная речь в Древней Греции. С. Тулмин указывал на то, что в разные эпохи в разных культурах аргу­ментация осуществлялась по своим правилам и принципам [С. Тулмин 1984. С. 107], но лингвисты сходятся во мнении, что между моделями аргументации и заказами общества связь установить принципиально невозможно [ K. Knorr- Cetina 1988. P. 369]. К тому же в каждой области аргументация имеет свои особенности. Поэтому С. Тулмин ввел по­нятие "поле аргументации", ядро которого составляет сущность ар­гументации, инвариант, теория аргументации как процесс, не своди­мый к частным случаям.

Помимо моделей критерием зрелости теории следует считать раз­работанную терминологию. С развитием теории аргументации стал развиваться и ее метаязык, поставивший ряд новых вопросов отно­сительно самой метааргументации ( metareasoning), понимаемой как 1) аргументированная интерпретация аргументов и как 2) аргумен­тированная оценка аргументов [ M. A. Finocchiaro 1996. P. 167-168]. В настоящее вре­мя теория аргументации является той областью, где важны «усилия, направленные не столько на перемещение и умножение терминов, сколько на выявление ... недоизученных лингвистических сущно­стей» [Г.А. Золотова 1995. С. 99].

Широкий круг дисциплин, связанных с аргументацией, и спектр рассматриваемых проблем указывают на то, что естественноязыко­вая аргументация является многогранным явлением. Она всегда предполагает диалектическое единство двух процессов - внутреннего (принятие решении) и внешнего (процесс социального взаимодей­ствия с целью убеждения реципиента). Ка­ждый из этих процессов определяется многочисленными, различны­ми по своей природе факторами. Поэтому аргументирование, на наш взгляд, можно рассматривать как случай использования языка, который отождествляется не с установлением только истинностного значения, а с широкой интерпретацией фактов.

Аргументация динамична, так как это - всегда процесс. Неудивительно, что она связана прежде всего, с предикацией, поскольку любая мысль всегда предикативна. Особенность аргументации как процесса заключается в создании убедительности в установке; на убеждение адресата. В идеале стратегическая задача аргументации - убеждающее воздействие - достигается за счет достоверности аргументов, их непротиворечивости, достаточно­сти и последовательности их представления.

Как когнитивный процесс в мышлении человека аргументация стоит в одном ряду с оцениванием, топикализацией, экземплификацией и метафоризацией. Когнитивный аспект аргументации заключается в том, что в ходе аргументации осуществляется взаимо­действие систем восприятия, репрезентации и продуцирования ин­формации, то есть когниция [А.Н. Баранов 1990. С. 14-15]. Аргументативная практика основана на глубинной инференциальной структуре, предполагающей наличие посылок в виде комплексных социальных представлений, понятий, вбирающих в себя интеллектуальные, духовные, эмоциональные и психические устремления личности. При аргументации на естест­венном языке все эти посылки остаются в импликации, но опреде­ляют стратегию и тактику общения, «руководят» выбором языковых средств. Таким образом, с когнитивной точки зрения аргументация представляет собой совокупность процедур над моделями мира [А.Н. Ба­ранов 1990], которые могут повлечь за собой изменение струк­туры знания не только слушающего, но и говорящего, то есть перерас­пределение наборов знаний между говорящими во время их комму­никативной активности.

Аргументация, таким образом, - часть об­щей модели деятельности человека, создаваемой когнитивной нау­кой. Под влиянием перехода к когнитивной парадигме аргументативный процесс стал рассматриваться как способ обработки убежде­ний ( beliefs) в когнитивной системе индивидуума. Аргумент, в свою очередь, стал представляться как компонент в системе взаимоотношений адресанта и адресата [ D. Hample 1982]. Для этого есть основа­ния. Ведь аргументация невозможна без взаимопонимания: принять или отвергнуть аргументы можно только после их понимания, соот­несения со своей системой взглядов и своего оппонента.

Аргументация может быть охарактеризована как один из мен­тальных процессов, потому что как способ рассуждения аргу­ментация - мыслительный процесс [Г.А. Брутян 1992. С. 46], требующий напряженной мыслительной деятельности. В качестве основных своих функций она предполагает объяснение, подтверждение, резюмирование, ис­правление, возражение и др. Безусловно, лю­бые речевые акты (РА) оставляют ментальный след в голове адре­сата, в том числе и РА, не образующие макро акт аргументации. Однако аргументация сопровождается вызовом из па­мяти, из базы знаний обобщающих фреймов. В результате оказыва­ется задействованной тезаурусная часть информации, следователь­но, ментальный след становится "глубже".

Было немало попыток свести аргументацию к формальным отно­шениям, но формализация имеет свои пределы, в которые не вписы­вается аргументация, рассматриваемая в лингвистике и философии. Эти виды аргументации шире, чем логические правила. Некоторые ученые настаивают на том, что аргументация имеет двойственную природу: структура ее логическая, а содержание, контекст, в кото­ром она существует, - область риторики [В.И. Курбатов 1995].

Логика требует в качестве условия аргументации лишь серию аргументов, один из которых разрешает появление последующего, иначе говоря, логически аргументация может существовать независимо от коммуникантов. Ар­гументация в коммуникативном процессе предполагает импликацию, контекст, остающийся за пределами сферы действия логики. Применению методов логики при аргументации вэтом случае пре­пятствуют чисто языковые факторы, такие как аморфность языков, семантические парадоксы и др. Поэтому постепенно даже логики отступили от определения аргу­ментации как процесса логического доказательства истин­ности высказывания и также стали придерживаться более широких взглядов, полагая, что аргументация - это операция обоснования ка­ких-либо суждений, практических решений или оценок, в которых наряду с логическими применяются также речевые, эмоционально-психологические и другие внелогические способы убеждения [А.А. Ивин 2000].

Под влиянием многочисленных исследований в самой логике теория ар­гументации представляется теперь как комплексное учение о наиболее эффективных в коммуникативном процессе логических и внело­гических методах и приемах убеждающего воздействия [В.И. Кириллов, А.А. Старченко 1995. С. 199, 200]. Аргументация и доказательство находят­ся в гиперо-гипонимических отношениях, поскольку доказательство следует понимать как логическую операцию обоснования истины ка­кого-либо суждения с помощью связанных с ним суждений. К тому же истину не знает никто, есть лишь более/менее верные представ­ления о ней, а при аргументации в коммуникации истинность опре­деляется не столько логическими, сколько ценностными критериями.

В прагматическом аспекте аргументация может быть определена как макроРА, состоящий из системы утверждений, нацеленных на оправдание или опровержение какого-либо мнения и убе­ждение непредвзятого арбитра в приемлемости/неприемлемости отстаиваемого мнения [ F. H. Eemeren, R. Grootendorst 1984. P. 18]. Первичной единицей анализа, таким образом, является речевой акт, а точнее» РА несогласия ( disagreement- relevant speech act).

Важнейшим прагматическим составляющим аргументации стано­вится интенция, которая имплицитно предполагает адресат и по возможности должна быть четко определена, идентифицирована для аргументатора. Не менее важным является определение цели, задач, регулирующих действия оппонентов. Помимо явных существуют и скрытые цели ( dark- sidf goals) [ M. Gilbert 1996. P. 225], изучаемые в рамках так называемого целеориентированного подхода к аргументации ( purpose- cen tered) [ R. S. Rowland 1990. P. 130]. Между тем,

Страницы: 1 2 3 4 5